botya (botya) wrote,
botya
botya

Category:

Новый дивный мир агрегаторов. Часть III: Пути разрешения кризиса

Первая часть, вторая часть.

В начале приведём цитату из одной "устаревшей" книги. Естественно, речь о «Капитале» Карла Маркса:

«Таким образом, при капиталистическом производстве экономия на труде, достигаемая благодаря развитию производительной силы труда, отнюдь не имеет целью сокращение рабочего дня. Она имеет целью лишь сокращение рабочего времени, необходимого для производства определённого количества товаров. Если рабочий вследствие повышения производительности своего труда начинает производить в течение часа, скажем, в 10 раз больше товара, чем раньше, и, следовательно, на каждую штуку товаров употребляет в десять раз меньше рабочего времени, то это нисколько не мешает тому, что его и теперь заставляют работать прежние 12 часов в день и производить в 12 часов 1 200 штук товара вместо 120. Его рабочий день может при этом даже удлиниться, так что он будет теперь в течение 14 часов производить 1 400 штук и т. д. Поэтому у экономистов такого пошиба, как Мак-Куллох, Юр, Сениор et tutti quanti [и им подобных], вы на одной странице читаете, что рабочий должен быть благодарен капиталу за развитие производительных сил, так как оно сокращает необходимое рабочее время, а на следующей странице, — что рабочий должен доказать эту свою благодарность, работая впредь 15 часов в день вместо 10. При капиталистическом производстве развитие производительной силы труда имеет целью сократить ту часть рабочего дня, в течение которой рабочий должен работать на самого себя, и именно таким путём удлинить другую часть рабочего дня, в течение которой рабочий даром работает на капиталиста»
(К.Маркс, «Капитал»)

В тех сегментах рынка, которые являются новыми, где нет ещё устоявшихся регулятивных практик и истории борьбы рабочих новых отраслей за свои права, либо где эта борьба в силу нового устройства производственного процесса максимально затруднена, типичная логика капитализма, так подробно описанная 150 лет назад, воспроизводится в полной мере. Несмотря на все достижения науки и техники, демократические свободы и "победы цивилизации" над всякими "-измами" и пережитками прошлого, основной закон капитализма строго выполняется:

«Прежде всего, движущим мотивом и определяющей целью капиталистического процесса производства является возможно большее самовозрастание капитала, т. е. возможно большее производство прибавочной стоимости, следовательно, возможно бо́льшая эксплуатация рабочей силы капиталистом» (там же).



Варианты: мир капитализма

В прошлой части статьи мы увидели, что количество людей, которые с ростом цифровизации экономики вынужденно переходят в разряд мелких предпринимателей, самозанятых растёт. Этот процесс в целом положителен для государств, выражающих интерес прежде всего крупной буржуазии: не нужно больше содержать громоздкий механизм социальной защиты, производить переобучение за свой счёт. В мире, где каждый может выполнять несколько разных видов работ, при этом получая неограниченный доступ к рынку труда – как потенциальный наёмный аутстаффер либо частный предприниматель в микро-бизнесе – долгое переобучение, устройство на новую, гарантированную работу выглядит как-будто не нужным. Как сказал бы любой увлечённый либеральный экономист, "каждому вручили удочку, чтобы он смог прокормить себя".

Ради справедливости надо отметить, что феномен временной занятости появился задолго до становления всяких интернет-гигантов. Мы не будем углубляться в историю и в те времена, когда жители деревни массово переселялись в города. Возьмём последние несколько десятилетий, когда население стало по большей части городское и образованное, и на примере Европы посмотрим динамику процесса (данные приведены из исследования ИМЭМО РАН "Временная занятость на европейском рынке труда", Г.Монусова, 2018 г):


Как мы видим, доля работников на временных контрактах в целом растёт. Причём чаще причина такого положения не в особой приверженности работников к "свободному образу жизни", а в невозможности найти постоянную работу:


Особенно болезненно такое положение на рынке труда воспринимается учёными.

Агрегаторы де факто являются теперь прекрасным инструментом для институционализации прекарной занятости. Огромные информационные агрегаторы собирают и обрабатывают колоссальный массив информации о потребностях рынка в каждый текущий момент. Бескрайнее море нетрудоустроенных или плохо устроенных работников, овладевших одной или несколькими профессиями, готовы предложить свои услуги по низкой ставке, ведь в противном случае их ждёт нищета.

Что предлагает нам капитализм в сложившейся ситуации? Надо заметить, вообще не так много хорошего. Капитализм совершенно не выглядит строем, при котором всем гарантируется светлое сытое будущее. В официальном дискурсе прямо запрещено строить какие-то чёткие проекты будущего: это считается проявлением "тоталитаризма". В неофициальных разговорах, а также в культуре будущее капиталистического мира очень часто представляется как апокалиптическое.

Как альтернатива беспросветному мраку тотального расслоения и нищеты большинства предлагается введение БОД или БДД (идея базового дохода). Пока что она нигде не воплотилась в качестве настоящего масштабного решения, однако к самой идее всё чаще подступаются политики в разных странах.

Раньше мы уже рассматривали, чем плох БОД. Можем кратко повторить, что:
– БОД не следует за политической властью народа, его получающего, он является просто подачкой, которую могут отобрать, и люди, не имеющие актуальных профессиональных навыков, окажутся под угрозой голодной смерти;
– БОД не гарантирует право на труд, а следовательно, всестороннее развитие человека; скорее БОД-система призвана утилизировать лишние рабочие руки без особых потрясений;
– БОД в принципе консервирует человеческие потребности, всю выгоду от дальнейшего развития средств производства получает только их владелец; получатели базового дохода, не участвующие в производстве, вряд ли даже представляют размер своей настоящей доли, если бы они формально являлись совладельцами производственных предприятий;
– в современном капиталистическом глобальном мире с его мировой системой разделения труда страны, захотевшие ввести у себя БОД, скорее всего будут так или иначе заниматься сверхэксплуатацией стран с дешёвым трудом, периферии.

Также следует отметить, что в любом случае постоянный доход, никак не связанный с трудовыми и вообще любыми иными конструктивными отношениями человека с себе подобными, будет означать неизменную деградацию индивида, превращение его в придаток распределительной системы, которая получит над людьми абсолютную власть. Этот момент отчуждения человека, превращение его в говорящий скот отлично показан в книге Яны Завацкой blau_kraehe "Холодная зона", где один из главных героев попадет на социальное содержание в капиталистической Германии в относительно недалёком будущем. Кстати, насколько я знаю, некоторые черты этой социальной системы Яна списала с действующей германской системы, которая формально предоставляет весьма неплохой набор социальных гарантий для неимущих.

К популярным сейчас разговорам о скорой повальной роботизации и, как следствие, выбрасыванию огромных толп работников буквально на улицу тоже стоит относиться с достаточной долей скептицизма. Роботизация при капитализме – противоречивый процесс, компромисс между двумя разными векторами развития. Более подробно эти противоречия разобраны в другой статье, однако тут следует упомянуть о корневом различии между живой рабочей силой и производственными роботами.

Затраты на рабочую силу – это переменный капитал. Буржуа в праве сокращать или нанимать рабочую силу, тем самым гибко регулируя его величину вслед за конъюктурой на рынке. Затраты на роботов – это инвестиции в основной капитал. По Марксу, основной капитал полностью переносится на стоимость товара, он не приносит прибавочную стоимость. Её приносит только переменный капитал. Соответственно, с сокращением рабочих и заменой их на роботов каждый оставшийся работник должен будет приносить гораздо большую прибавочную стоимость. Очевидно, он должен будет иметь повышенную квалификацию, характер его труда должен будет позволять такую сверхэксплуатацию.

Но ладно, допустим, на предприятиях остались действительно только высококласснные инженеры. Посмотрим снова на инвестции в парк робототехники. Они должны быть возвращены за расчётный срок, но в случае падения спроса и снижения выпуска продукции часть этого капитала становится замороженной в простаивающих основных фондах, либо капиталисту нужно будет продавать этого оборудование с большим дисконтом. В случае быстрого роста спроса также встаёт вопрос о расширении парка робототехники, что при нестабильном характере поведения рынков сбыта может являться большим риском. Наконец, капиталист, эксплуатирующий рабочую силу, может внедрять дополнительные способы эксплуатации, от практикования переработок и задержки зарплаты до внедрения новых регламентов, способов нематериальной мотивации и так далее. Таким образом, капиталист, делающий относительно небольшие вложения в стимуляцию повышения производительности рабочих, может получать дополнительную прибавочную стоимость и выигрывать конкурентную гонку. А для того, чтобы получить большую эффективность парка робототехники, капиталисту нужно будет покупать дополнительные решения у компании-производителя роботов. Естественно, уже на её условиях. Некоторые решения, вроде задержки подачи электричества или стимуляция конкурентной атмосферы внутри роботизированного "коллектива", и вовсе бессмысленны.

Внедрение роботизации сейчас в-основном наблюдается в тех секторах рынка, где новые технологические гиганты намереваются переделить его в свою пользу с помощью резкого повышения эффективности производства, основанного на робототехнике. Однако в целом для класса капиталистов преимущества повального внедрения роботов совершенно неочевидны, поэтому оптимизм человечества по поводу внедрения роботов 50-60-х годов продержался где-то до 80-х ("вкалывают роботы, а не человек", как пелось в известной песенке), а потом иссяк. Внедрение решений, которые уже давно готовы технически, тормозится по экономическим причинам.

И, наконец, надо помнить, что в распоряжении капиталистов всегда остаются миллионы и миллиарды натуральных био-роботов, то есть людей. Причём, эти биороботы почти ничего не стоят (себестоимость еды, жилья, базовой медицины и простых развлечений с каждым десятилетием всё меньше). Они уже готовы работать. За них никому не нужно выплачивать отчисления по поводу интеллектуальной собственности. Они за очень небольшую плату готовы сами загрузить в себя новые программы для работы. Иногда они даже на ходу усовершенствуют производственный процесс. И вся система управления последних столетий работала на улучшение качества управления этим "парком", добившись с приходом телекоммуникаций и средств массовой информации и пропаганды действительно больших успехов. Так зачем капиталисту отказываться от всего этого?

Ещё есть ряд взглядов на развитие капитализма, сводящийся к тому, что хозяева мира намерены освободить планету от значительной части населения, ввиду того. что на текущем витке развития знаний люди просто не нужны, в первую очередь как производственные работники. Мы не будем рассматривать нюансы такой прогностической линии. Просто заметим, что ещё никогда мир капитала не был един. Ленин в своей знаменитой работе «Империализм как высшая стадия капитализма» заочно спорт с Каутским именно по вопросу "суперимпериализма". Мир капитала характеризуется постоянной конкуренцией всех со всеми. Именно по этой причине всемирный тайный сговор с целью уничтожения миллиардов людей представляется скорее банальной конспирологией. В реальности это слишком сложно для такого пёстрого и противоречивого мира капитала. Война капитала против человечества как такового, даже если бы её затеяли, непременно вызвала бы к жизни оппонирующий блок государств, причём мотивация у него была бы максимальной из возможных: сохранение человечества как такового.

Варианты: мир социализма



Мы не будем выступать ретроградами и не станем мечтать, чтобы в экономику под тем или иными видом (будь то это широкое забастовочное движение либо социалистическая революция) вернулись прежние формы занятости, отношения с работодателем. Переход к новым формам занятости всегда диктует сам технический прогресс, неизбежное развитие производительных сил.

Мы вряд ли ошибёмся, если скажем, что время крупных производств, в которых на постоянной работе заняты тысячи сотрудников, постепенно уходит в прошлое. Производства в силу внедрения новых технологий, подходов становятся всё более малолюдными и всё более гибкими. Часто требуется привлечение специалистов из смежных областей. Сама экономика знаний, эра которой вот-вот должна начаться, предполагает, что человек, осваивая новые знания, стремиться внедрять их, синтезировать новое знание, находится в постоянном развитии. У части исследователей СССР популярно мнение, что именно закостеневшая, остывшая структура экономики Союза стала основной причиной его гибели: работники в значительной своей части переросли простые линейные крупные производства, основанные на долгосрочном и малорисковом планировании. Советским инженерам и изобретателям требовался настоящий творческий подход в производстве, в то время как управленческая структура не хотела расставаться со своими постоянным местом в иерархии. Так передовой класс, стремясь реализовать свой творческий план, начал осознанно содействовать разрушению старой политической системы, чем смогли воспользоваться представители реакционных прото-классов.

Социализм возьмёт от капитализма его развитые формы производства и управления. Но чем больше внутри капитализма появляется технических новшеств, тем сильнее нарастает противоречие между общественным характером производства и частным характером присвоения его результатов. Деятельность агрегаторов самым наглядным образом демонстрирует всеобщий характер труда.

Если человечество пойдёт по прямому пути удовлетворение своих потребностей, огромное количество труда и иных ресурсов перестанет расходоваться впустую. Производство будет подчинено одной единственной цели: делать больше продукции в оптимальном режиме. Это касается не только собственно материального производства (заводы, фабрики), но и сектора услуг. Более подробно мы уже рассматривали этот вопрос на примере подмосковной мусорной проблемы. Производство без обязательных затрат на конкурентную борьбу и риск построить долгосрочное дело в хаотичном капиталистическом мире априори будет гораздо более эффективным. Подлинными ограничителями социалистического производства выступят такие вещи, как экология и учёт реальных потребностей людей, а не требования хаотичного рынка и не логика возрастания капитала.

Сейчас в рыночных условиях часто, чтобы понять, будет ли тот или иной товар пользоваться спросом, и если да, то насколько большим, требуется организовать его выпуск, маркетинговое продвижение. И уже потом "справедливая рыночная стихия" решит, кому остаться, а кому уйти в историю. Человечество тратит огромное время, занимаясь бессмысленной работой. Многие улучшения, над которыми работают целые коллективы в разных странах, не привносят ничего существенно нового в жизнь людей. Во время крупных капиталистических монополий значительная часть труда идёт на то, чтобы по сути удерживать свою долю рынка либо пытаться захватить чужую. Если и возможны подлинные творческие прорывы, создание новых ниш и использование самых передовых знаний, то это в военной сфере, в производстве средств для массового убийства других людей. Не зря все самые передовые технологии XX века, вроде Интернета и управляемой ядерной реакции, появились сначала в оборонных целях.

Социализм в первую очередь устранит эти пустые затраты времени и сил. Но самое главное в рамках нашей темы – социализм даст возможность по-настоящему развернуть производство на основе агрегированной информации, а также роботизированное производство. С одной стороны, общество имеет всё более обширные знания в самых разных областях деятельности. С другой, по прежнему есть материалы природы и человеческий труд. Ничто не мешает соединить эти составляющие для того, чтобы вводить новые способы производства, изготавливать новые средства производства, более эффективные, сберегающие человеческое время. При таком общественном устройстве, когда этому процессу не будут мешать интересы капиталиста, заинтересованного только в получении прибыли, агрегация всевозможной информации будет работать на объективное благо всего общества, роботизация примет повальный характер. Знание станет подлинной производительной силой, не будет, как при капитализме, использоваться эпизодически, чтобы не нарушить экономических интересов владельца предприятия.

Если при капитализме при повышении эффективности труда лишние рабочие увольняются, а оставшиеся продолжают работать столько же, то при социализме члены общества, в котором производится всё та же масса товаров и услуг, вследствие роботизации и постоянного внедрения новых технологий, смогут работать меньше. Маркс с самого начала говорил о необходимости освобождения человека, снижение его потребного трудового времени. Эту же задачу ставили позже и Ленин, и Сталин. Снижение рабочего времени, которое требуется для изготовления необходимых продуктов, есть главный инструмент на пути освобождения человека от уз материальной зависимости. Чем шире внедрены на производстве новые технические средства, в том числе и роботы, тем эта зависимость меньше. Наконец, человек снизит её до такой степени, что можно будет говорить о полном освобождении труда. Человек вернёт себе свою сущность, перестанет быть придатком рабочего процесса и шире мира естественных потребностей. Человек перестанет трудиться для того, чтобы не умереть с голоду. Человек станет трудиться, чтобы реализовать свою основную потребность – к труду.

Иногда раздаются сомнения, что де при социализме люди быстро деградируют от безделья, в условиях, когда большинство благ им будут доставаться легко. Этот тезис легко парировать, если сделать минимальный обзор как по истории человека, так и по современным социальным тенденциям.

Человекообразные обезьяны начали произвольно преобразовывать окружающую их природу. Так в процессе труда появился человек. Тяга к труду является имманентным свойством человека. Наш вид никогда не довольствуется естественным положением вещей, человечеству хочется всегда большего. Из того, что людям не нужно будет каждый день убивать по 8-10 часов на бессмысленной работе, никак не следует, что им вообще будет нечем заняться. Посмотрим на жизнь обеспеченных слоёв в наше время: люди, которые в-основном преодолели зависимость от работы, которые имеют достаточно средств для того, чтобы прожить без неё, в-основном занимаются разными интересными вещами, будь то хобби, свои личные проекты в новых областях, благотворительность, наконец семья. К алкоголю, наркотикам и вообще деструктивному поведению скорее склонны люди из низов, которые не видят выхода поправить своё материальное и социальное положение, которые навсегда являются рабами либо работы, либо нищеты.

В конце концов, как именно будет выглядеть социалистическое и дальше коммунистическое общество, будут решать сами люди. Бесклассовому обществу не нужна сильная рука царя, тирана или духовного авторитета, чтобы решать насущные вопросы. Однако без экономического принуждения, без угнетения в пользу немногих выгодоприобретателей системы, человечество однозначно станет богаче. Гораздо больше людей получат шанс на самореализацию, на то, чтобы сделать этот мир лучше.

Агрегаторы информации и услуг станут при социализме и далее коммунизме одной из базовых сущностей в народном хозяйстве. Ускоренная глубокая обработка информации в рамках всего общества является несомненным благом, так как позволяет видеть полную картину как человеческий потребностей, так и производственных мощностей. Мир будущего, мир коммунизма невозможно представить без подлинной народной демократии, без учёта интересов всех членов общества. Технологии сбора и обработки информации от множества контрагентов лягут в основу такой демократии. Таким образом, те технологические новшества, которые при прошлом общественном строе выступали важными факторами развития его кризиса, при новом строе будут работать на всеобщее развитие. Так уже бывало много раз в истории человечества.

Другими словами, переход к построению коммунизма будет являться самым верным выходом из описываемого в этой серии статей кризиса. В обществе, построенном на других принципах, причины, приводившие общество к кризису ранее, теперь, наоборот, будут являться факторами его процветания.

Необходимые человеку услуги, вроде питания, предоставления жилья, необходимой информации, помощи по рабочим и личным вопросам, будут доступны так, как сейчас в наших городах доступен wifi. Человеку всего лишь нужно будет сделать запрос. И чем дальше человечество продвинется по пути развития технического прогресса, тем меньшее обязательное время нужно будет проводить каждому индивиду, выполняя ту или иную необходимую обществу работу. Весь остальной труд будет являться следствием свободного выбора человека.

Построить такой мир – наша истинная цель!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 65 comments