botya (botya) wrote,
botya
botya

Category:

Новый дивный мир агрегаторов. Часть II: Капитал и формы эксплуатации

В прошлой части мы остановились на том, что крупные компании-агрегаторы уверенно захватывают рынки товаров и услуг, до некоторой степени сами становятся синонимом понятия "рынок" в узком смысле. Обратим внимание ещё на пару моментов, которые возникают по мере захвата рынка компаниями-агрегаторами, а также внимательно рассмотрим вторую ипостась их деятельности, а именно то, что они выступают и как работодатели, источники спроса на особый товар – рабочую силу. Попробуем проследить, что изменилось для представителя класса пролетариев, человека, продающего свою способность к труду.


Итак, кроме собственно перераспределения рынка возникают ещё некоторые сайд-эффекты, которые оказывают достаточно значительное влияние на деятельность компаний, ведущих деятельность по старой модели.

Слон большой

На главном русскоязычном сайте по IT-тематике Хабр с завидной регулярностью появляются такие и такие статьи. Суть проста: интернет-гигант Google в какой-то момент заносит некий сайт или приложение в "подозрительные" и удаляет их из поисковой выдачи в магазине своих приложений либо заставляет все популярные браузеры отображать нелицеприятное сообщение вместо содержимого вашего сайта. Конечно, можно открыть ресурс или скачать приложение в обход корпорации Google, однако это верно только для частных случаев, когда нужно предпринимать дополнительные осознанные шаги со стороны конечного пользователя. На самом деле, подобные действия де-факто монополиста означают, что продукт мгновенно теряет подавляющую долю аудитории, бизнес его создателей скатывается на грань разорения. Если почитать комментарии под этими статьями, разработчики сталкиваются со схожими проблемами не первый год, однако практически никакой реакции со стороны Google нет.

Важно отметить, что такое поведение IT-монстра не является сознательной борьбой именно с данными мелкими компаниями: бизнесы гиганта и "мелочи" не пересекаются. Просто Google, решая свои большие задачи (например, остановить распостранение вредоносных вирусов), делает это с минимальными затратами: пишет код, который будет отсеивать нежелательный контент с приемлемой надёжностью. Это проще и дешевле, чем содержать большой штат технических специалистов, которые будут проверять каждый случай сами. По тем же причинам практически исключено взаимодействие с технической поддержкой Google, если беда всё-таки приключилась: корпорация просто не считает нужным держать достаточное число специалистов на линии.

Самое главное, что данный вид дискриминации, в отличие от таковой со стороны государства, практически нельзя обжаловать. С формальной юридической точки зрения, к Google и подобным гигантам трудно подобраться. Google нигде не обнародует правила, из которых ясно и чётко можно было бы понять, за что он может забанить в своей системе. В отличие от привычного правового поля государства, компания-поставщик приложения или владелец сайта находятся буквально перед чёрным ящиком, который по одной ему известной логике убивает очередной бизнес. Механизмов обратной связи нет. Законов нет. Способы обжаловать решение бездушной машины крайне трудны. Её даже нельзя коррумпировать. И это уже происходит по всему миру, здесь и сейчас.

Так мы видим, что компании-агрегаторы (в данном случае Google как агрегатор поисковой информации и крупнейший marketplace приложений для пользовательской техники) в угоду процессу снижения своих издержек создают дополнительные риски для всех поставщиков. Эти риски, несомненно, должны будут учитываться в себестоимости разработки и продвижения любого продукта. Таким образом, агрегатор вводит своеобразный "налог на риск".

Беги быстрее

Новые технологические возможности, которые дали миру в том числе агрегаторы, позволили до некоторой степени упростить рыночную конкуренцию. Дело в том, что многие товары, а особенно услуги обращаются в пределах своих характерных рынков сбыта. Конечно, мировая торговля, сильно развившаяся в последнее время, связывает разные национальные рынки в то, что до известной степени можно назвать единым целым (с поправкой на многочисленные регулятивные барьеры). Но если ранее трансграничной торговлей занимались в-основном специализированные фирмы, то теперь это могут сделать конечные производители и потребители: каждый может заказать на том же AliExpress всё что угодно, не прибегая к услугам специальных посредников. У каждого отеля теперь не 2-3 других известных широкой публике или специализированным турфирмам конкурента, но сотни и тысячи других, расположенных в этом городе. Труднее пользоваться какими-то особенными преимуществами, вроде известности на рынке или уникального местоположения, когда пользователю доступна вся информация обо всех (или почти всех) предложениях от других контрагентов.

Конкуренция среди производителей усиливается, что приводит к двум закономерным вещам: более сильной эксплуатации работников, рост которой призван покрыть новые издержки на конкуренцию, и непременному укрупнению бизнеса, поскольку единственным гарантированным результатом капиталистической конкуренции является разорение одних производителей в пользу других. Таково опосредованное влияние агрегаторов на производителей товаров и услуг и их взаимоотношения с работниками.

Труд и капитал

Теперь посмотрим на те случаи, когда агрегаторы сами являются покупателями рабочей силы. Ранее я уже подробно рассматривал схему бизнеса такого агрегатора как Яндекс.Такси с точки зрения марксизма. Тут кратко приведу основные выводы.

1) Агрегатор делает самую главную вещь: замыкает рыночные транзакции в-основном на себя, имея в руках неоспоримое преимущество в виде технической новинки, позволяющей потребителю более полно удовлетворять свои потребности

2) Далее в рамках простой максимизации прибыли начинает диктовать свои условия производителю услуг, что приводит к разорению тех из них, которые стараются вести бизнес по-старому и/или соблюдая все законные требования


3) С другой стороны, агрегатор даёт возможность подключаться к своей бизнес-модели непосредственно работникам, всячески закрывая глаза на требования безопасности, предоставляя им самим право платить за себя налоги и так далее

4) В итоге в демпинговой гонке выживают те поставщики услуг, кто работает на грани рентабельности, а иногда и за гранью. Крупных поставщиков, которые вынуждены платить налоги и соблюдать трудовое законодательство, технологические стандарты, вытесняет множество мелких, единичных, готовых работать за еду, часто элементарно не окупающих своё средство производство (автомобиль)

Год назад, в феврале 2018 года, был выпущен аналитический отчёт Правительства РФ, из которого следует, что работа в такси является временной для 40% занятых в этой сфере, а от 37% до 47% (в зависимости от региона) разрешений на перевозки выдано ИП. Причём надо отметить, что модель по типу "агрегатор заказов – частный извозчик" была внедрена ещё до появления таких классических агрегаторов, как Uber или Яндекс: другие лидеры рынка ("Максим", "Везёт") тоже действуют как информационные посредники между конечным потребителем и человеком с машиной, не являясь таксопарками и вообще специализированными транспортными предприятиями. Сам директор Яндекс.Такси в интервью "Коммерсанту" признаётся:

"К слову, что такое такси в России? Это хороший способ для очень большого количества людей перебиться с заработком, если они потеряли работу и имеют собственный автомобиль. Это огромная индустрия с социальной нагрузкой. Профессиональных водителей, заработок которых на 100% зависит от такси, на самом деле очень мало. В основном в такси сейчас работают люди, которые подрабатывают, и это помогает сбалансировать систему в час пик."

С точки зрения классовой теории, раньше мы имели коллективы таксопарков, работники которых были классическими пролетариями. Их труд регулировался законодательством, нормы которого со времён большевиков достаточно надёжно защищают работника. Теперь же всё больше работников данной отрасли выступают как самозанятые, то есть мелкая буржуазия. Теперь посмотрим на примеры других отраслей.

В последнее время получило распостранение такая вещь, как арбитражная торговля. Суть проста: мелкий предприниматель регистрируется как продавец на крупной площадке (такой, как Amazon). Далее он сам выходит на производителей или продавцов, продающих товар по меньшей цене, и зарабатывает на разнице:


Типичная картинка с сайта продавца онлайн-курсов по арбитражу на Amazon, привлекающая новых клиентов

Очевидно, что чем больше таких "бизнес-партнёров" у крупных площадок вроде Amazon, тем выгоднее в первую очередь ему. Конкурентная борьба между перепродавцами идёт по двум путям. Первое – это ценовой демпинг, и выгоду получает покупатель товара, ценность торговой площадки для аудитории возрастает: отличный выбор, множество продавцов, и они готовы торговаться. Во-вторых, мелкий бизнес вынужден всё больше денег вкладывать в маркетинговые инструменты на самой площадке:

"Реклама, как и AWS, является высокомаржинальным бизнесом, поскольку не требует большого штата и прочих физических ресурсов. Данные сегменты продолжат наращивать свою долю в общей выручке Amazon, прогнозируют аналитики. eMarketer ожидает, что по итогам 2018 года чистая рекламная выручка компании вырастет на 58%, до 3,37 млрд долларов. Таким образом, интернет-ритейлер займет 1,2% на рынке digital рекламы" (https://www.sostav.ru/publication/reklamnye-dokhody-amazon-stavyat-novye-rekordy-32585.html)

Видно, что и как в случае с агрегаторами услуг такси, Amazon создаёт такую ситуацию, чтобы покупатель товара или услуги имел как можно большее предложение. Из-за стагнации в традиционных отраслях экономики всё больше людей с каждым годом готовы рискнуть и попробовать ввязаться в этот вид мелкого бизнеса в надежде если не разбогатеть, то хотя бы иметь стабильный доход. Понятное дело, что чем больше таких людей, тем больше ресурсов они затрачивают на борьбу друг с другом через маркетинговые инструменты в случае перепродаж либо через снижение оплаты труда, которое они готовы принять от нового всемогущего работодателя, в случае оказания услуг. И там, и там дополнительную прибыль забирает себе сама площадка-агрегатор.

Набирает популярность такой вид самозанятости, как повременное предоставление услуг. Естественно, и тут агрегаторы предоставляют площадку для сведения клиентов и исполнителей. Так, например, на российском рынке самый популярный агрегатор этого направления – сайт Профи.ру. Типичная история таких профессионалов по объявлению – репетиторство.

Государство с каждым годом снижает расходы на социальные статьи, в том числе образование. Многие родители неудовлетворены его качеством. Их детям предстоит выигрывать конкурентную гонку, чтобы поступить после школы в вуз, может быть даже на бесплатное отделение. С другой стороны, преподаватели в школах также не получают достаточного содержания, чтобы полностью закрывать свои потребности. Естественным образом, часть образовательного процесса перетекает в зону самозанятости, когда родители покупают образовательные услуги не опосредованно, через налоги и государственную систему, а прямо у преподавателей. В выигрыше остаются посредники, сумевшие свести интересы этих двух групп, то есть снова агрегаторы. И если ещё успешный репетитор может со временем набрать свою устойчивую базу клиентов, пополняющуюся за счёт сарафанного радио, то представитель таких профессий, как грузчик, сантехник, электрик, мастер по ремонту техники вынужден платить за рекламу практически постоянно. За скобками тут остаётся само собой разумеющееся положение, что частный мастер также сам себе оплачивает отпуск (если он может себе его позволить), медицинскую страховку, пенсионное обеспечение, время простоя при поиске клиентов. Все риски, связанные с экономической деятельностью, теперь он несёт сам.

Наконец, работа на саму компанию-агрегатор вовсе не сулит приобщение к распределению сверхприбылей. В прессе часто появляются рассказы вроде этого о чрезмерной эксплуатации рабочих на предприятиях Amazon. Стремительно растущий бизнес самого большого интернет-магазина требует всё новых и новых рабочих рук, для которых всегда найдётся простая и грязная работа. И даже есть вы программист, работающий на Google и получающий неплохую зарплату, ваши карьерные и профессиональные перспективы могут быть не так радужны. Крупные компании всё больше живут по бюрократической логике, настоящих профессионалов заменяют люди, предпочитающие внутрикорпоративную борьбу и политические игры. Короче, Google больше не мечта любого профессионала в IT, каким он был в те времена, когда ещё не утвердился в роли всемогущего монополиста.

К нам прикрутили по динамо-машине

Однако наряду с существовавшими ранее видами эксплуатации экономика цифровой эры привела к становлению новых. В статье по поводу социальной сети Facebook мы уже рассматривали этот феномен. Крупные агрегаторы нашего пользовательского внимания научились делать деньги не только из посредничества в коммерческих интересах, но и из актов личного общения. На самом деле, они зарабатывают двумя способами: во-первых, на рекламе, показываемой нам во время коммуникаций с другими людьми, во-вторых, на самом росте контентной базы, которую постоянно пополняют конечные пользователи, не являющиеся акционерами соцсети. Мы с каждым новым постом, лайком и фотографией увеличиваем показатели вовлечённости, роста аудитории, то есть, как следствие, рыночную капитализацию предприятия-владельца соцсети. Мы просто общаемся друг с другом, а где-то инвесторы извлекают из этого всё новую прибыль:

"Facebook опубликовал финансовые результаты за четвертый квартал и 2018 г. Согласно документу, рекламная выручка компании выросла до $55 млрд против $39,9 млрд годом ранее. За четвертый квартал 2018 г. показатель достиг $16,6 млрд, что на 30% больше, чем за тот же период в 2017 г. Большая часть рекламных доходов Facebook пришлась на мобайл, доля которого достигла 93% за четвертый квартал прошлого года. Для сравнения: за тот же период 2017 г. доля мобильной рекламы составляла 89%. Чистая прибыль социальной сети выросла год к году на 39% — до $22,2 млрд" (https://adindex.ru/news/marketing/2019/01/31/231108.phtml)

Но и это ещё не всё. Своё полное развитие получило такое явление, как самоотчуждение человека, превращение его самого в товар.

Новые возможности, которые возникают в связи с масштабами всепланетных агрегаторов информации, иногда приводят отдельных личностей к совершенно выдающимся результатам:

"Самой юной из долларовых миллиардеров, самостоятельно заработавших (а не унаследовавших) капитал, оказалась модель и основательница косметической компании Kylie Cosmetics Кайли Дженнер. Ей 21 год...
Кайли Кри́стен Дже́ннер — американская модель, бизнесвумен, светская и медийная личность. Участница телевизионного реалити-шоу «Семейство Кардашян» с 2007 года, основательница и владелица компании Kylie Cosmetics с 2015 года. В 2019 году в возрасте 21-ого года стала самым молодым миллиардером в истории.
Имеет более 124 миллионов подписчиков в «Инстаграме», занимая тем самым 7-е место в соответствующем списке, а её фото с новорождённой дочкой имело наибольшее число лайков до января 2019. Так как Кайли успешно ведет свою Instagram страницу, в 2018 году она возглавила список самых дорогих звезд instagram (Instagram Rich List 2018). За рекламный пост в её instagram рекламодателю придется заплатить 1 млн долларов"
(по материалам мировой прессы).

Мы не будем долго сочувствовать звёздам шоу-бизнеса и тому, что каждый, буквально каждый шаг их личной жизни связан непосредственно с рынком, с товарно-денежными отношениями, что делает их рабами такого положения. В конце концов, на эту тему написаны тонны бульварной макулатуры. Отметим другое: в погоне за успешными примерами миллионы и миллионы людей, прежде всего молодых, сами отказываются от своей человеческой сущности, добровольно становятся придатками к суетливой рыночной конъюнктуре:


Инстаграм-блогерство теперь стало явлением жизни для огромного числа молодых людей

И если во времена развитого индустриального производства рабочий испытывал отчуждение, занимаясь некоторым понятным трудом, в рамках которого он хотя бы мог иметь возможность поднять квалификацию и со временем перейти в более высокий слой, то теперь люди отчуждают свою сущность, своё человеческое естество, просто пытаясь ухватить случайный миг, на лету переквалифицируясь из блогеров в фотографы, потом в модельеры, SMM-щики, актёры, продюсеры и так до бесконечности. Человек даже теоретически не может теперь стать хозяином своего труда, так как само понятие осмысленного труда в этих новых рамках растворяется, источником богатств является потаённая стихия хайпа, то есть случайной популярности.

Мы теперь приходим к весьма убедительному выводу, что концепция трудовых отношений изменилась. Конечно, в ряде традиционных отраслей останутся старые подходы: нельзя найти временного работника на должность инженера электростанции, архитектора IT-системы или оперирующего хирурга. Представители части профессий будут оставаться в них навсегда, проживая хоть и весьма сытую, но отчасти рабскую (по причине привязанности к своему ремеслу и связанным с ней материальным положением) жизнь. Однако всё большее количество профессий, там, где не требуются специальные знания и длительный непрерывный опыт, будут заполняться людьми, находящимися в постоянной конкуренции друг с другом, свободными от недвижимости, социального обеспечения, часто семей. В пропагандистских материалах уже давно внедрён образ крепкого середняка, умеющего вертеться: неделю он работает в крупном мегаполисе охранником или продавцом, 3 дня на другой неделе он таксует у себя в райцентре, ещё ведёт видеоблог и получает копеечку с рекламы. Отсутствие ясных перспектив преподносится как открытость новому, изменениям. Недостатки в образовании, неизбежная профессиональная деградация подаётся как инаковость, самость, умение быть не как все. Лишённость социального, пенсионного обеспечения объясняется возможностью и даже необходимостью самому заботиться о себе, составлять свой личный жизненный план. Невозможность купить жильё прячется за громкими словами о приверженности мобильному образу жизни.

Налицо кризис современной капиталистической системы, когда всё большее количество пролетариата превращается в мелких хозяйчиков с крайне неустойчивым положением, и то и вовсе люмпенизируется, перебиваясь лишь случайными заработками. Под серьёзным вопросом оказывается модель экономики, основанная на возрастающем потребительском спросе. Люди не могут позволить себе купить всю ту массу товаров, которую готова производить современная индустрия. Разрыв между богатыми и бедными слоями растёт по всей планете, как растёт и задолженность домохозяйств перед банками.

Пути выхода из этого кризиса мы рассмотрим в последней части.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments