botya (botya) wrote,
botya
botya

Categories:

Между классом и дискурсом

Прочитал книгу известного марксиста Бориса Кагарлицкого "Между классом и дискурсом".

В принципе, её можно разбирать на цитаты и прямо так постить в соцсетях год или два, получая неизменные лайки и комментарии одобрения. Книга представляет собой точный, сжатый и очень нужный анализ того, во что выродилось мировое левое движение после краха СССР, а также политический расклад в ведущих демократиях (США, Британии, Франции) с точки зрения политика левого толка.




Борис Юльевич крайне жёстко, но справедливо проходится по представителям современных левых. Собственно, название книги выглядит как предложенный выбор: с кем вы, мастера культуры? С проверенным временем, отшлифованным дискурсом, с помощью которого вы умело приспособились к буржуазным реалиям, по сути превратив свой статус "социалистической" оппозиции в машину по превращению народного недовольства в личный доход и положение в обществе (удивительно, не одна КПРФ на свете такая!). Или же вы по-прежнему с классом угнетённых, с интересами пролетариата?

Как вы понимаете, вторых на планете практически не осталось, и в этом уникальность текущего момента. Несмотря на повсеместный крах неолиберальной политики и на массовый запрос на "полевение", эти самые левые во всех странах так или иначе сливают все попытки изменить политику. Где откровенно поддерживая либерализм, только прикрываясь специально изученными мантрами (то самое ЛГБТ-защита животных-мигранты), где упуская из рук уже, казалось бы, выигранную политическую победу.

В начале книги весьма подробно показано, как постепенно дискурс стал подменять реальную политику, настоящую борьбу за власть, за проведение своих идей в жизнь. Как даже самая "радикальная" левая оппозиция в разных странах и в мыслях не допускает, чтобы взаправду изменить неолиберальный политический курс, даже (и особенно даже!) тогда, когда народ сам требует таких перемен. Левые эпохи постмодерна как-будто сговорились, что единственной настоящей целью для них всех будет сохранение статус-кво, установленного деятелями вроде Тэтчер и Рейгана.

Автор рассматривает имевший место за последнее время относительный успех представителей левых движений. Кому-то из этих представителей достаётся очень сильно - например, Ципрасу из Греции, который не только совершил гнусное и позорное предательство, но и деморализовал представителей левых сил по всей Европе. С кем-то автор обошёлся чуть мягче (Сандерс в США, Корбин в Великобритании), указывая на политическую несмелость и неумение чувствовать момент.

Кагарлицкий вполне обоснованно и с примерами подводит нас к выводу, что в результате такой политики традиционных левых единственным выходом для начала осуществления перемен будет популистская политика. Особенно забавно это показано у автора на примере Франции, где левые "социалисты", упорно борющиеся за интересы финансового капитала, в итоге теряют свой электорат, который уходит к Национальному фронту во главе с Ле Пен. В результате чего все силы носителей леволиберального дискурса направлены уже на то, чтобы приравнять Ле Пен к фашистам, в то время как она просто ситуативно находит аргументы для разочарованной рабочей публики, сама всё более и более левея в ходе политического процесса.

Доверие к традиционным левым силам (см. пример Ципраса или Зюганова) окончательно и бесповоротно подорвано, поэтому современным марксистам требуется работать с разгорячённой популистскими лозунгами публикой, заново прививая ей осознанный (это важно!) классовый интерес, указывая на то, что выход из затянувшегося кризиса возможен только через экономическое переустройство. Однако, разумеется. старые приёмчики левого дискурса должны быть полностью изжиты: никаких больше тем о правах меньшинств, об особом положении мигрантов и тому подобное. Пока те, кто традиционно именует себя социалистами, боролись за права обособленных групп внутри буржуазного общества, по сути становясь проводниками на денежных потоках от буржуазных бюджетов к тем, кто смог выбить себе привилегии, люди в целом становились всё беднее, и теперь общество требует, чтобы были решены самые насущные проблемы.

В завершение ещё раз хочется отметить умение Бориса Кагарлицкого точно и ёмко писать с марксистских позиций о сегодняшнем дне. Это тем более важно, когда современные левые чаще готовы спорить о событиях начала XX века или о борьбе группировок в СССР, чем заняться естественным для марксиста делом: используя универсальный метод, анализировать текущий момент и, пользуясь нарастающими противоречиями буржуазного общества, завоёвывать себе расположение пролетариата, уверенно идти к победе. Кагарлицкий и посредством этой книги, и шире через свою просветительскую деятельность (в т.ч. через стримы на своём Youtube-канале) показывает, что марксизм - это в первую очередь про современность, это про события из телевизора.

Марксизм должен быть освобождён от всяких ассоциаций с протухшей респектабельной левой политикой, возвращён в самую актуальную политическую жизнь, которая теперь больше разворачивается на улицах и площадях, чем на избирательных участках. Традиционный левый дискурс окончательно похоронил себя, и пора вернуть классам знание о себе, чтобы наконец состоялось пресловутое превращение "класса в себе" в "класс для себя".

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments