botya (botya) wrote,
botya
botya

О роботизации и пролетариате

В обсуждении прошлой заметки ряд товарищей высказал типичную мысль: мол, вот скоро пролетариат как таковой исчезнет, везде поставят роботов. Соответственно, вся теория Маркса уйдёт в небытие, будет не капитализм, а что-то другое.

Хочу внести ясность в этот вопрос, написав самые очевидные соображения.




Вопрос следует разбить на две части. Первая – это что происходит с пролетариатом, когда для него заканчиваются рабочие места на его родном предприятии. Вторая – почему роботы всё-равно никогда полностью не заменят людей на производстве при капиталистическом строе.

1. Трансформация рынка труда

Этот момент всегда кажется немного непонятным для тех, кто смотрит на него из действительности. Но на исторических примерах мы видим, что целые пласты профессий уходят в небытие, в то время как другие появляются. Главным же направлением движения всего рынка рабочей силы в мире является движение от профессий непосредственно на производстве к профессиям в сфере услуг.

Возьмём для рассмотрения рынок труда наиболее развитой капиталистической страны, США: https://www.bls.gov/cps/cpsaat18b.htm. Всего трудятся 153 млн человек, из них на производстве 15,4 млн, на стройке 10,7 млн. А вот в торговле, например, 20,3 млн, пресловутых "врачей и учителей" и вовсе больше всех – 34,5 млн человек.

Как мы видим, при внедрении новых, более эффективных средств производства, орудий труда люди не исчезают. Создаются новые отрасли, которые производят новые потребительные стоимости. Мы все, конечно, помним, что люди в конечном итоге обмениваются друг с другом именно потребительными стоимостями. Врач сегодня меня вылечил, завтра я отвёз его в аэропорт на такси, врач полетел на курорт на самолёте, который вёл лётчик, наконец, на курорте он хорошо отдохнул, воспользовавшись в том числе услугами массажиста, прачки и аниматора для детей, а также сходил на концерт. Все вышеупомянутые профессии – врач, таксист, лётчик, прачка, артисты, массажисты и многие многие другие – не являются "производственными". Тем не менее, результат работников этих профессий нужен обществу, они приносят пользу.

Естественно, мы не можем как человеческая цивилизация существовать в мире, где совсем нет труда на производстве: это был бы мир без металлов, конструкционных изделий, промышленно выращенной еды, мир без пластиков, проводов и лекарств. Однако вся совокупность человеческого труда не замыкается только на преобразовании веществ, добытых из природы. Короче говоря, услуга есть такой же продукт, разве что потребляемый непосредственно на месте, при прямом участии его производителя, а человек, работающий в сфере услуг и получающий заработную плату, является обыкновенным пролетарием.

«Один и тот же труд может быть производительным, когда я покупаю его как капиталист, как производитель, для того, чтобы применение его принесло мне увеличение стоимости и непроизводительным, когда я покупаю его как потребитель, когда я трачу свой доход для потребления его потребительной стоимости, независимо от того, исчезает ли эта потребительная стоимость вместе с прекращением самого функционирования рабочей силы или же она материализуется, фиксируется в какой-нибудь вещи.
...Актер, например, и даже клоун, является в соответствии с этим производительным работником, если он работает по найму у капиталиста (антрепренера), которому он возвращает больше труда, чем получает в форме заработной платы, между тем мелкий портной, который приходит к капиталисту на дом и чинит ему брюки, создавая для него только потребительную стоимость, является непроизводительным работником. Труд первого обменивается на капитал, труд второго- на доход. Первый труд создает прибавочную стоимость, при втором труде потребляется доход.
...Мы видим: услуга может быть производительным трудом и создавать прибавочную стоимость. Маркс на этот счет высказывался совершенно недвусмысленно: «…часть услуг, существующих в чистом виде, не принимающих предметной формы, не получающих в виде вещи самостоятельного бытия отдельно от исполнителя этих услуг и не входящих составной частью в стоимость какого - либо товара, может быть куплена на капитал, может возмещать свою собственную заработную плату и доставлять прибыль»
(К.Маркс, «Теория прибавочной стоимости»)

Все иные взгляды на характер пролетариата являются вздором. В рунете уже достаточно полоскали взгляды проф. Попова, и я в том числе писал разгромные статьи. Не вижу смысла более подробно останавливаться на этом вопросе.

Для подведения итога можно сказать вполне очевидную вещь: человек, вытесняемый из любой сферы производства, находит себе применение в других отраслях, которые способны давать капиталисту прибавочный продукт. Как изъять прибавочный продукт из разнообразных видов человеческой деятельности, из вновь создаваемых видов потребительной стоимости, вопрос больше технический. Отчасти он разобран в моей статье по поводу Facebook (см. второй ответ: https://botya.livejournal.com/65525.html)

2. Пределы роботизации

Теперь рассмотрим вопрос о роботизации в капиталистической экономике, и почему люди всегда будут нужны капиталисту.

Конечно, главное, что дал нам капитализм – это колоссальное развитие средств производства. Промышленные роботы являются одним из венцов такого развития. Кого в детстве не восхищали картинки с японских предприятий, где автомобили сваривались и собирались почти исключительно роботами!



В комментариях к исходной статье мои оппоненты говорили, что на Amazon роботы могут совсем вытеснить человеческую рабочую силу. В самом деле, ведь операции, сопряжённые с переносом грузов (достать с полки, переместить на стол сбора заказов) уже выполнятся машинами!

Посмотрим, чем являются роботы с точки зрения экономики.

Роботы, любые другие объекты на производстве (здания, цеха, электроподстанции) влекут за собой постоянные издержки. Парк роботов имеет вполне определённую стоимость. Капиталист обменивает свой свободный капитал на парк роботов при покупке, либо платит лизинговые отчисления компании-производителю роботов. Таким образом, растёт доля постоянного капитала при уменьшении доли переменного капитала - Маркс вводит эти понятия в своём главном труде:

«Итак, та часть капитала, которая превращается в средства производства, т. е. в сырой материал, вспомогательные материалы и средства труда, в процессе производства не изменяет величины своей стоимости. Поэтому я называю её постоянной частью капитала, или, короче, постоянным капиталом.
Напротив, та часть капитала, которая превращена в рабочую силу, в процессе производства изменяет свою стоимость. Она воспроизводит свой собственный эквивалент и сверх того избыток, прибавочную стоимость, которая, в свою очередь, может изменяться, быть больше или меньше. Из постоянной величины эта часть капитала непрерывно превращается в переменную. Поэтому я называю её переменной частью капитала, или, короче, переменным капиталом. Те самые составные части капитала, которые с точки зрения процесса труда различаются как объективные и субъективные факторы, как средства производства и рабочая сила, с точки зрения процесса увеличения стоимости различаются как постоянный капитал и переменный капитал.»

И далее:

«Подобно тому, как изменение в стоимости средств производства, хотя оно и оказывает своё отражённое действие уже после вступления их в процесс производства, не изменяет их характера как постоянного капитала, точно так же изменение отношения между постоянным и переменным капиталом не затрагивает их функционального различия. Например, технические условия процесса труда могут преобразоваться настолько, что там, где раньше 10 рабочих с 10 орудиями малой стоимости обрабатывали сравнительно небольшое количество сырого материала, теперь 1 рабочий при помощи дорогой машины перерабатывает в сто раз большее количество сырого материала. В этом случае постоянный капитал, т. е. масса стоимости применяемых средств производства, намного возрастает, а переменная часть капитала, авансированная на рабочую силу, намного уменьшается. Однако это изменение касается только отношения между величинами постоянного и переменного капитала, или того отношения, в котором весь капитал распадается на постоянную и переменную составные части, но, напротив, не затрагивает различия между постоянным и переменным капиталом.»
(К.Маркс, «Капитал», том I).

Не вдаваясь в дебри цитат из главной книги по капитализму, просто напомню читателю, что согласно Марксу, прибавочная стоимость – то, что действительно интересует всякого капиталиста – создаётся в процессе эксплуатации человеческого труда, иными словами, когда работник выполняет не только ту работу, которая позволяет, продав произведённый продукт на рынке, поддержать его существование, но и работу сверх необходимого.

Действительно, если бы на предприятии Amazon всю работу выполняли только роботы, то как, каким образом Безос приходил бы к увеличению стоимости? Электроэнергию производит энергокомпания, логистику обеспечивает компания-перевозчик. На складе везде снуют роботы, купленные по определённой цене, способные выполнять определённый набор операций за конечное время. Например, перевезти за смену 200 тонн груза и собрать 1000 посылок. Человек нужен будет всё-равно, так как роботы, стоящие на складе фирмы Kawasaki, всё-равно не соберутся сами и не откроют своё предприятие или интернет-магазин. Нужен человеческий труд хотя бы по организации и управлению предприятием.

Вряд ли миллиардер Безос сам лично будет управлять поставками, внедрением, обслуживанием парка роботов, которые способны отправить 4 млн посылок в день. У него в любом случае будет команда управленцев, инженеров, обслуживающего, а также административного персонала. Вот их труд и будет эксплуатироваться, чтобы капиталист Безос приумножил свой капитал. Другими словами, Amazon продаёт свои товары не по цене склада производителей товаров, а с наценкой в результате эксплуатации труда как минимум управленческого и инженерного звена (при условии полнейшей роботизации).

Теперь попробуем посмотреть на реальный капиталистический мир, который характеризуется в первую очередь кризисами. Одна из черт капиталистической экономики – цикличность, и периоды роста сменяются периодами падения, иногда весьма болезненного, как это было в 2008 году и тем более в 1929. Кризис не может остановить ни один миллиардер, ни даже конгломерат миллиардеров.

Допустим, на рынке торговли случился обвал на целых 30%. Допустим, гениальные разработчики сайта Amazon, маркетологи и лоббисты сделали так, чтобы и на падающем рынке относительная доля Amazon росла, и конкретно у этой компании спад продаж "всего лишь" 20%.

Что делать капиталисту, если у него на производстве трудятся роботы? Он уже их купил, стало быть, заморозил свой капитал. Затраты на роботов планомерно переносятся на экземпляры продукции, производимые с их помощью. Если, упрощённо, робот за свой жизненный цикл способен сделать 100 000 посылок, то на каждую среднюю посылку переносится 1 /100 000 стоимость робота. Но если теперь спад продаж на 20%, то эти самые 100 тысяч посылок нужны будут за время, больше прежнего на 20%, так ведь? Соответственно, возрастает срок возврата вложенных в покупку роботов средств. В условиях, когда все бизнесы используют банковские ссуды, имеющие установленный годовой процент, это может запросто привести к банкротству.

Но что делают капиталисты, если у них на производстве трудятся люди? – Естественно, они их увольняют! Человеческая рабочая сила для капиталиста выступает в виде некоей внешней стихии. Если упрощённо, существует стихийный рынок труда, куда поступает "человеческий материал", который "бабы нарожали". Капиталист, во всяком случае выступая в своей единичной ипостаси, как тот или иной средний или крупный бизнес, не очень заботится о том, откуда всё это берётся. С рынка труда можно взять рабочую силу в моменты подъёма, туда же можно выбросить ненужную рабочую силу в моменты спада.

Может быть, производитель роботов тоже согласился бы принимать их обратно у незадачливого капиталиста. Естественно, за определённую дополнительную плату, которая бы компенсировала такому производителю рыночные риски, на которые он не может повлиять.

В случае же использования человеческого труда все риски, связанные с цикличностью капиталистического производства, несёт на себе сам работник! Обычно ему предлагается пойти на биржу труда и выбрать себе более низкооплачиваемую работу, либо взять кредит и получить новую специальность Либо вообще помереть с голоду под мостом, будучи лишённым даже жилья, которое часто берётся в ипотеку, - на это любой работник имеет полное право!

Следовательно, в общем случае при полной роботизации все риски, связанные с переменчивостью рынков, падением спроса несёт на себе сам капиталист. При малой роботизации основную часть рисков, связанных с кризисами в капиталистической экономике, несут на себе представители пролетариата. Работодатель разве что вынужден выплатить 2-3 оклада при увольнении.

Конечно, даже такое дикое общество, как, например, американское выработало некие механизмы по смягчению ситуации. Американцы до сих пор помнят ужасы 1929-1933 годов, поэтому, в частности, существуют методы поддержки пролетариата, которые нельзя отнести прямо к рыночным. В случае с Amazon. напоминаю, до трети его работников в Аризоне получали продуктовые карточки, оплачиваемые штатом. Из налогов, которые платят капиталисты и более успешные работники.

Но это всё нельзя отнести к характерным чертам именно капиталистического производства. Так или иначе, пока существует сам капитализм, сохраняется и частный характер присвоения результатов труда. Он может быть лишь обусловлен некоторыми моментами, специфичными для данной страны и данного времени.

***

Что ещё можно сказать в завершение? Иногда высказываются мысли, что капиталисты, объединяясь в картели, всё-равно рано или поздно победят цикличность экономики, избавят мир от разорительных кризисов, и тогда уже риски, связанные с роботизацией, уйдут.

Но опять же. Во-первых, зачем тратиться на роботов, когда вокруг столько свободных рабочих рук? С каждым шагом в развитии средств производства стоимость поддержания жизнедеятельности наших человеческих тел всё меньше. Если раньше один крестьянин мог прокормить четверых, ну пятерых едоков, то теперь пара процентов занятых в крупномасштабном сельскохозяйственном производстве работников кормят всю Америку и ещё поставляют продукцию на экспорт. Вообще в сфере материального производства, как я отмечал выше, занято всё меньше человек. Поэтому, чтобы дать возможность каждому одеться хоть в какие лохмотья и поесть хоть какую-то баланду, нужно затрачивать всё меньше и меньше труда. И даже в таком деклассированном виде многие из нас, элементарно выживая, будут согласны выполнять любую работу. Так зачем капиталисту отказываться от такой почти дармовой силы и вкладываться в высокотехнологичных роботов?

Капиталист вкладывается в модернизацию производства тогда, когда нужно отвоевать себе долю рынка и победить конкурентов. Да, сейчас на складах Amazon уже трудятся роботы-грузчики, но это позволяет компании быть почти что монополистом на рынке интернет-торговли в Америке: так быстро и так точно, как Amazon, никто из крупных ритейлеров доставить не может! В том числе, и благодаря автоматизации производства на складах.

Однако, когда рынок уже захвачен, дальнейшее обновление производства на предприятии не имеeт особого экономического смысла. Таким образом, технический прогресс, который очень быстро развивается при капитализме при становлении каждой новой отрасли производства, замедляется. Человеческая мысль, которая и дальше могла бы совершенствовать каждое конкретное производство, остаётся не у дел.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 119 comments