botya (botya) wrote,
botya
botya

Снова про развитие средств производства

У нас снова пример, как с развитием средств производства положение рабочего класса что-то не очень улучшается (в прошлый раз я писал о агрегаторах и таксистах).

На Хабре перевод весьма характерной статьи, в которой описана работа в гиганте онлайн-торговли Amazon.

С одной стороны, мы видим, что развитие средств производства при капитализме приводит к новым возможностям. Например, теперь люди заказывают всё и вся по интернету: это быстро и удобно. Внутри компании тоже какая-то часть работы производится роботами. В первую очередь, это работа по подъёму-спуску и перемещению грузов. Робот делает это быстро и точно, человек со своей мускульной силой проигрывает.

Но там, где требуется относительно простая в физическом плане работа, люди эксплуатируются, как-будто мы снова попали в Англию XIX века. Непосредственно про Amazon и потогонные условия там написано уже много. Дошло до того, что Берни Сандерс, один из самых популярных политиков США (там его назывыют "социалистом") добился увеличения зарплат для работников Amazona, так, чтобы им хотя бы хватало на еду. Да-да, часть работников компании получала так мало, что государство оплачивало им карточки на еду (food stamps)!

Безос, основатель и основной владелец Amazon, делает ровно то, что должен делать капиталист: даёт преференции своим потребителям, вытесняя конкурентов. Для этого ему в том числе нужно заниматься сверхэксплуатацией своих работников. Amazon разросся до того, что стал занимать монопольное положение на рынке:

В 2017-м на один Amazon пришлось 45% онлайн-продаж в День благодарения и 60% продаж Черной пятницы (по данным Hitwise). В этом году интернет-гигант планирует повторить эти рекорды. И даже играет еще более агрессивно, предлагая еще большие скидки на много тысяч товаров и убирая на время праздников минимальную стоимость доставки по США для всех покупателей.

Естественно, теперь уже не имеет экономического смысла вкладываться в действительно полную автоматизацию производства. За бортом компании всегда есть армия безработных, которым нужно что-то есть. А чтобы что-то есть, нужно экономить и быть мобильным, например, жить в трейлере:

More than 10.5 million households own at least one RV, a jump from 2005 when 7.5 million households had RVs, according to RVIA

Роботы делают ровно ту работу, которая позволяет компании быть на уровне лучших из возможных конкурентов. С точки зрения капиталиста, ей совершенно незачем быть ещё и лучшей для своих сотрудников.

Таким образом, очередной виток развития технологий, как это и бывает при капитализме, приводит не к освобождению человека, не к облегчению условий труда, а к тому, что в новых областях экономики условия труда зачастую гораздо хуже, чем в старых, где все сливки уже сняты, и взаимоотношения между трудом и капиталом имеют историю (в том числе протестов и борьбы за свои права).

И кстати, о птичках:

24 ноября 2017 года Безос стал самым богатым человеком Планеты Земля с состоянием $100,3 млрд. На 10 января 2018 года — $106 млрд




...на днях Vox опубликовала новое интервью – по результатам месячной переписки с одним из бывших менеджеров склада Amazon и ветераном Военно-воздушных сил США. На правах анонимности. Чтобы мы знали, во что на самом деле людям обходится праздник дешевых цен.




– Как вы попали на работу на складе Amazon?


– Мне всегда хотелось жить в Сиэтле. И там сложно устроиться куда-то еще, Amazon самый большой работодатель. Я слышал, они платят очень неплохо, у меня работали там друзья. Кто-то ненавидел эту работу, другие были там 10 лет.


Когда я закончил службу в резерве ВВС США в 2014-м, я попробовал к ним устроиться, но в итоге пошел в школу управления бизнесом. Закончил её в 2016-м, и решил поработать на складе в моем регионе, чтобы потом перевестись в отделение «Амазона» в Сиэтле. Так не сложилось. Я работал на Amazon в Калифорнии с сентября-2016 по август-2017.



– Какая у вас была должность и зарплата?


– Я был менеджером участка на новом складе, где работало около 1000 человек. Я руководил упаковщиками (55 человек). Зарплата хорошая, около $80 000 в год. Мне платили больше обычного, потому что у меня была степень магистра, и я сказал, что на меньшее не согласен.




– И много других ветеранов вооруженных сил США работало на вашем складе?


– Да, это типично для Amazon. Они любят нанимать нас, потому что знают, что мы будем держать язык за зубами, и не станем выступать против требований начальства. Мне кажется, им нравится тот жесткий порядок, которому тебя учит армия. Тебе нужно быть сильным морально. Мне в Amazon пришлось тяжелее, там всё очень жестоко.



– Как был устроен конвейер на вашем объекте?


– Сначала робот Kiva поднимает полку, на которой есть товары, которые заказали покупатели. Он подвозит её к сборщику, и показывает на экране, какие вещи ему надо схватить. Сборщик берет вещь, сканирует её, кладет в корзину. Она едет к упаковщикам, моему отделу. Моя секция склада упаковывала порядка 60 посылок на человека в час.




– Сложно ли было работать в исполнительном центре?


– В первую же неделю тренировок, пока я наблюдал, мне стало понятно, насколько это изнурительный труд. У рабочих есть перерывы, они могут по-быстрому отбежать в определенное время. Мы, как менеджеры, никаких перерывов не получаем, даже на обед. Большинство из нас просто не ели. И на ногах 12 часов каждый день.



– Так все эти расследования о постоянном надзоре и штрафах за перерывы – это правда?


– Да, всё именно так и было. Мы должны были отслеживать и отмечать, если кто-то долго не паковал или не отбирал. Если пять минут прошли без активности, мы должны подойти и поговорить с человеком. В Amazon всё отслеживается, каждая посылка сканируется, и у неё есть штамп с временем. На ноутбуке я мог следить за всеми пакователями, чтобы у них был постоянный поток. Если кому-то нужно было отойти на 30 или 15 минут, я сканировал их бейджик, чтобы система им это разрешила.


Если кто-то отсутствовал больше 30 минут, он получал первое предупреждение. Если их не было на рабочем меньше больше часа, это моментальное увольнение, независимо от ситуации. Для меня это было по-человечески сложно. Решение об увольнении система принимала автоматически, я не мог помочь. Мне много раз приходилось говорить в лицо людям, что они уволены. Многие были просто опустошены, потому что им нужна была эта работа ради медицинской страховки.




– Что происходит на складах Amazon во время Черной пятницы и Киберпонедельника?


– Менеджеры появляются на работе уже к 5 утра. Проверяем, чтобы все системы были в идеальном состоянии, чтобы на всех паковальных станциях хватало ящиков, чтобы пол был чистым и роботы Kiva могли работать без ошибок. Обычные сотрудники приходят к 7 утра.


Потом начинается хаос. Ты просто пытаешься выжить, и чтобы ситуация была более-менее стабильной. Объем заказов на Черную пятницу – как будто открыли шлюзы. Потоп. Я помню, как я посмотрел в журнал, и увидел, что количество необработанных заказов выросло с 10 000 до 300 000. Кажется, что их физически невозможно закончить. Amazon – это очень хорошо смазанная машина, снаружи это не кажется хаосом, всё хорошо организовано. Но когда ты внутри, в такие дни кажется, что это полное сумасшествие, и ты сейчас утонешь.




– Что по часам?


– На Черную пятницу, да и вообще в сезон праздников, все работают по 6 дней в неделю. Сотрудники – по 10 часов в день, менеджеры – 14-18 часов. Это обязательное сверхурочное, это не по желанию, и ты постоянно на ногах. Отгулы или получасовые перерывы не допускаются, тебя могут уволить.


Те, кто работал с нами в Черную пятницу, получили сверхурочные, каждый час у них считался как полтора. Поэтому сначала все были очень рады. Но когда рождественский сезон подошел к концу, люди были просто изношены. Их силы так исчерпались, что по итогам этого месяца мы потеряли большую часть персонала.




– Какой был возраст тех, с кем вы работали?


– Примерно пятьдесят на пятьдесят. Половина молодежи, напрямую из школы, которые не относятся к этому серьезно. Половина – люди среднего возраста, пытающиеся прокормить свою семью.



– Какая атмосфера витает в центре Amazon на Черную пятницу и в сезон праздников?


– Сначала все были счастливы. Люди говорили «Классно, я смогу порадовать свою семью на Рождество. Поработаю как сумасшедший, зато потом смогу купить хорошие подарки». Но через пять недель всем это так осточертело, что никто больше не хотел там работать.


Еще конкретно мне было противно, что именно после этого сезона праздников Amazon определяет поощрения и повышения. То есть, мне надо было приходить на работу после самого большого стресса в жизни моих сотрудников, и говорить им, кого из них повысят, а кого нет. Это жестоко. Все вымотаны по максимуму, и вы, и работники, и тут эта дополнительная нагрузка. И это после Рождества. Мне кажется, со стороны Amazon это не очень-то честная манипуляция.




– Сложно быть боссом в таком положении?


– Очень сложно. Я служил в армии и работал на другие компании, нигде больше нет таких жестких условий. До сих пор сожалею о том, как я там себя вёл. В любых ситуациях надо оставаться человеком. Мне хотелось бы, чтобы я был добрее к сотрудникам, которыми там управлял. Но на это просто нет времени.


Один раз, там была одна маленькая старушка, которая очень напоминала мне мою маму. И мне пришлось выдать ей предупреждение, потому что она недостаточно быстро упаковывала товары. Вскоре после этого её уволили. До сих пор вспоминаю, очень неприятно. Мне надо было отнестись к ней с большей симпатией и пониманием.


Менеджеров там заставляют активно выискивать слабые звенья в цепи, и выдирать их, чтобы максимально ускорить процесс. Это скороварка, здесь всё под максимальным давлением. Конечно, если вы хотите достичь уровня эффективности Amazon, по-другому никак.




– Что вы думаете о недавнем повышении зарплат до $15 в час?


– Мне кажется, этого мало. Соцпакеты и дополнительные программы поощрений урезали. Многие станут получать меньше. Джефф Безос нереально богат, а рабочие не могут заплатить за образование своих детей. И это когда они на ногах по 12 часов в день и не видятся с семьей. В любом моральном обществе, мне кажется, такого быть не должно.



– Сами вы теперь покупаете на Amazon в Черную пятницу и Киберпонедельник?


– Покупаю. Я бойкотирую Prime Day (июльский день скидок исключительно у Amazon), но всё равно заказываю у них товары в ноябре-декабре. Мне это неприятно, но назло им не экономить тут было бы глупо. К тому же, не думаю, что если я перестану у них заказывать, это на что-то повлияет. Своих практик они не изменят.


Еще, моя семья живет далеко от меня, и заказать им что-то на Amazon – самый простой способ послать подарок. Но я постоянно думаю о том, через что я прошел в их исполнительном центре, и много о чем сожалею. Думаю, теперь это время года для меня навсегда испорчено.




– Что вам хотелось бы, чтобы люди знали о Черной пятнице и Amazon?


– Покупателям нужно понимать, что бесплатная доставка все-таки что-то стоит. Не для вас, но для людей, которые всем этим занимаются. Да, вы покупаете вещи, которые стоят дешевле и доставляются быстрее, но эта низкая цена товаров – искусственная. Просто за неё расплачиваются другие люди. Доминирование Amazon на рынке – это не так хорошо, как многим кажется. Да, они расширяются, и делают покупки быстрее и дешевле. Но их логистическая система построена на том, чтобы люди вырабатывали себя до кости, а потом заменялись другими.




Чёрт, кажется Карл Маркс снова прав!

«Чем больше общественное богатство, функционирующий капитал, размеры и энергия его возрастания, а следовательно, чем больше абсолютная величина пролетариата и производительная сила его труда, тем больше промышленная резервная армия. Свободная рабочая сила развивается вследствие тех же причин, как и сила расширения капитала. Следовательно, относительная величина промышленной резервной армии возрастает вместе с возрастанием сил богатства. Но чем больше эта резервная армия по сравнению с активной рабочей армией, тем обширнее постоянное перенаселение, нищета которого прямо пропорциональна мукам труда активной рабочей армии. Наконец, чем больше нищенские слои рабочего класса и промышленная резервная армия, тем больше официальный пауперизм. Это — абсолютный, всеобщий закон капиталистического накопления»
....

«Таким образом, при капиталистическом производстве экономия на труде, достигаемая благодаря развитию производительной силы труда, отнюдь не имеет целью сокращение рабочего дня. Она имеет целью лишь сокращение рабочего времени, необходимого для производства определённого количества товаров. Если рабочий вследствие повышения производительности своего труда начинает производить в течение часа, скажем, в 10 раз больше товара, чем раньше, и, следовательно, на каждую штуку товаров употребляет в десять раз меньше рабочего времени, то это нисколько не мешает тому, что его и теперь заставляют работать прежние 12 часов в день и производить в 12 часов 1 200 штук товара вместо 120. Его рабочий день может при этом даже удлиниться, так что он будет теперь в течение 14 часов производить 1 400 штук и т. д. Поэтому у экономистов такого пошиба, как Мак-Куллох, Юр, Сениор et tutti quanti [и им подобных], вы на одной странице читаете, что рабочий должен быть благодарен капиталу за развитие производительных сил, так как оно сокращает необходимое рабочее время, а на следующей странице, — что рабочий должен доказать эту свою благодарность, работая впредь 15 часов в день вместо 10. При капиталистическом производстве развитие производительной силы труда имеет целью сократить ту часть рабочего дня, в течение которой рабочий должен работать на самого себя, и именно таким путём удлинить другую часть рабочего дня, в течение которой рабочий даром работает на капиталиста»


(К.Маркс, «Капитал»)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 103 comments