botya (botya) wrote,
botya
botya

Ответы

1. Вопрос "Ты коммунист"?

Сам вопрос не должен был доставить каких-то особых сложностей. Действительно, всем, кто читал марксистскую литературу даже в кратком изложении, совершенно очевидно, что коммунизм – это в том числе и отмирание государства. Высшей ценностью является человек, его развитие, поэтому делать ключевым вопрос о том, в каком отмирающем государстве будет числиться этот человек, весьма странно.

Тем не менее, мы все люди своего века, привязки к национальным государствам и национальным культурам у нас у каждого есть – это естественно. Некоторые люди, которых мы вроде бы считаем своими товарищами, настолько привязаны к образам этого века, что готовы заявить, вслед за Есениным, "не надо рая, дайте Родину мою". К слову сказать, и для настоящего христианина эти слова тоже показались бы немного странными.

Тем, кто ещё не определился с выбором, либо высказался "за Россию", но чувствует некоторую неуверенность, советую, конечно, почитать классику. Прежде всего, Энгельса " Происхождение семьи, частной собственности и государства". Людям, которые считают себя коммунистами, крайне важно понять и принять научный взгляд на мир. А это в первую очередь означает, что всё в этом мире меняется под действием объективных обстоятельств. Важно понимать, что все наши представления об этом мире, в том числе представления о Родине, о семье, о святом долге и прочем были сформированы как результат прошедших в прошлом процессов, результаты которых упокоены в общественной морали. Правительства, государства и даже страны – объекты, которые имеют свой жизненный цикл. Неизменен только сам человек и его стремление к познанию, развитию. Проецирование на будущее представлений, которые были сформированы в конкретную эпоху, есть просто нелепая попытка отказаться от развития, получить что-то большее, не проделав необходимую работу, "просто так", другими словами, вера в волшебство.



Новосибирский областной суд отменил решение районного суда о признании картины «Шестая часть суши» («Великая прекрасная Россия») художника Алексея Куделина, также известного как Вася Ложкин, экстремистской, но...

2. Вопросы "Что такое соцсеть?" и "кого эксплуатирует владелец соцсети?"


У меня не было достаточно времени, чтобы всесторонне исследовать этот момент. Возможно, мой взгляд может показаться несколько поверхностным. Однако, кажется, всё-таки что-то новое происходит, и это уже заметно.

Классические марксистские представления дают нам вполне понятную картину "обычного" капитализма. Вот есть владелец средств производства. Он покупает на рынке труда способность пролетариев трудиться. Пролетариат в течение своего рабочего времени производит не только продукт, необходимый для своего воспроизводства и удовлетворения потребностей, но и прибавочный продукт. Который в свою очередь изымает капиталист. Обмен результатами труда происходит через рынок: потребительные стоимости приобретаются по меновым стоимостям, более того, чем труд в обществе более разделён и углублён, тем более потребительных стоимостей приобретаются на рынке.

Что нового? Как уже было сказано в широкой формулировке вопроса, теперь продукт (соцсети) создаются не только с помощью наёмного оплачиваемого труда пролетариев-работников предприятия, но и в значительной степени с помощью бесплатного участия пользователей. Кажется, система теперь стала несколько сложнее, чем простая модель рынка, где все обмениваются тем, что произвели для продажи.

Нас интересует, что стало с эксплуатацией? Кем мы, обычные пользователи, выступаем для капиталиста-владельца соцсети? Как теперь изменяются наши отношения по поводу средств производства?

Естественно, как и любое прогрессивное явление, этот процесс имеет двоякую природу.

Маркс пишет о противоречии между общественным характером труда и частным характером присвоения его результатов. Труд выступает как деятельность, результаты которой необходимы обществу. Однако при капитализме этот общественный характер труда маскируется под его частной формой. Связывает видимое и невидимое рынок. Пролетарий, работающий на капиталиста, выполняет непосредственно свою работу, некий абстрактный труд, который можно посчитать и оценить, с тем, чтобы владелец результатов труда - капиталист - смог обменять их на рынке.

Теперь, в условиях "Интернета 2.0" мы можем говорить о общественном труде как таковом, в его наглядной форме. Пользователи, занятые производством контента, делают это непосредственно для удовлетворения потребностей других людей. Кто-то пишет статьи, кто-то постит котиков, кто-то записывает ролики: всё это потребляется прямо как есть, без превращения в рыночный товар. Взаимоотношения людей в соцсети также регулируются спонтанно: кто-то выступает в качестве чистого потребителя, кто-то больше производит. Потребительные стоимости в соцсети не выступают как меновые стоимости: можно буквально взять что хочешь и сколько хочешь, отдав взамен что-то (пусть даже лайк или комментарий) или совсем ничего. Кажется, имеет значение только потребительная стоимость: если люди и интересуются чем-то перед выбором того или иного экземпляра такой продукции, так это то, насколько это соответствует их интересам и насколько это популярно у других людей, которые эту продукцию уже потребили. Таким образом, соцсети в своей узкой области применения (пока что это обмен нематериальным продуктом) являются локусом светлого коммунистического будущего.

С другой стороны, капитализм пока никто не отменял. Для деятельности любой соцсети должно существовать вполне конкретное капиталистическое предприятие, занимающееся продажей чего-то, что как минимум обеспечивает возможность его функционирования и извлечения прибыли. В современном мире, если не отвлекаться на крайне специфичный вопрос биржевых спекуляций, товаром для такой продажи выступает внимание пользователя и, шире, информация о нём.

Внимание пользователя продаётся рекламодателям, тут всё понятно. Эта бизнес-модель давно и успешно существует ещё со времён периодической прессы. Все медиа, от газет и журналов до телеканалов и сайтов Веб 1.0 продают рекламные блоки. А вот с информацией немного интереснее.

Тот самый невероятно огромный массив верифицированной, правдивой информации о пользователях соцсетей и, шире, всего интернета, то, что сейчас называется Big Data, конечно, используется в первую очередь для всё того же рекламного бизнеса. Рекламодатель получает более точный портрет своего потребителя, он может показывать крайне эффективную, уместную рекламу, сделанную под каждого индивидуального потребителя. Наконец, в таком деле, как формирование новых, рыночных псевдопотребностей, у него появляется крайне мощный инструмент для снижения рисков и увеличения эффективности маркетинговой работы: всевозможная подробная аналитика, фокус-группы, скрытые тесты, анализ внерыночных транзакций пользователей на предмет выявления новых трендов, и т.д. и т.п.

Но что соцеть? Дело в том, что она является незаметным образом перешла к прямой эксплуатации культурных, духовных сил человека.

Человек в течение своей жизни помимо непосредственной производственной деятельности занят тем, что мы можем наречь "обычной жизнью": это общение с другими людьми, участие в совместных мероприятиях, политическая, культурная жизнь, всевозможные хобби. Всё это потихоньку переходит под контроль капиталистического предприятия-владельца соцсети.

Мы как люди есть не только наши физические оболочки, но и весь сложноописуемый комплекс жизни, которая крутится вокруг: наши связи, наши привычки, наши "малые культурные артефакты", вроде приятного разговора или написанного кому-то поздравления. Наконец, наша память.

Социальные сети, предоставляя удобный телекоммуникационный транспорт для общения между людьми, неявно становятся и совладельцами всего того, что человек передаёт другим с их помощью. Facebook может в любой момент запретить пользователю общение с другими людьми, может удалить часть его уникального контента либо вообще полностью удалить его учётную запись со всем содержимым. Да, останется нечто, что неподвластно соцсетям: например, общий прожитый опыт общения между людьми, которые пользуются соцсетью. Однако, чем больше людей предпочитают общаться друг с другом в соцсетях, чем больше реальных потребительских плюсов предоставляет такой способ общения, тем более необратимой становится эксплуатация нас как таковых со стороны капиталистов-владельцев интернет-площадок.

Каждый акт культурной, духовной, внепроизводственной жизни человека на толику увеличивает богатство капиталиста-владельца соцсети. Чем больше людей вовлечено в общение на одной площадке, тем больше её рекламные возможности и тем выше её стоимость его акций. Как если бы кто-то придумал, как к каждой бабушке на лавочке прикрутить динамо-машину, вырабатывающую электрический ток.

Чем полнее реализуется наша потребность в общении с другими людьми, тем более полным становится знание капиталиста о наших привычках, наших мыслях, тем более явной становится наша зависимость от цифровой инфраструктуры, которой он владеет. Вовлечённые в реализацию наших истинно человеческих стремлений, мы всё больше и больше раскрываемся перед владельцем капитала с тем, чтобы он более успешно смог продать наш потребительский профиль своим коллегам-капиталистам. Соцсеть невольно становится одним из координатором интересов всего класса буржуазии, которая через более глубокое знание о каждом человеке получает всё более изощрённые инструменты контроля и влияния, подмены реальных потребностей на рыночные псевдопротребности, призванные в первую очередь удовлетворить интересы производства.

Таким образом, капиталист-владелец соцсети эксплуатирует не только непосредственно своих разработчиков-программистов и менеджеров. Он эксплуатирует труд всех участников соцсети, продавая созданные потребительные стоимости как площадку для показа рекламы. Более того, он привязывает к себе своих участников, живых людей, которые – в силу развития технического прогресса – всё чаще реализуют свои духовные потребности через пользование конкретными интернет-площадками. Наёмный работник может покинуть своего работодателя, чтобы уйти свободным на рынок труда и попытать счастье у другого работодателя. Наёмный работник может участвовать в профсоюзной и иной деятельности, чтобы добиться от своего работодателя более выгодных условий.

Пользователь соцсети, как правило, уже не может ни того, ни другого. Выбор соцсетей крайне ограничен устоявшейся пользовательской базой (никто не пользуется соцсетью, в которой никого из знакомых нет, см. историю провала Google+). Пользователь также не в состоянии никак повлиять на законы внутри соцсети, поскольку, если взаимоотношения между работником и работодателем традиционно регулируются законодательством, то внутри соцсети её менеджмент является прокурором, адвокатом и судьёй в одном лице.

Мы теперь можем видеть, что развитие средств производства на примере IT-отрасли несёт капиталисту дополнительные способы извлечения прибыли, присвоения продукта, чтобы в дальнейшем опосредованно реализовать его на рынке. Вместе с тем люди, всё более активно вовлечённые в жизнь подобных локусов будущего, в системы прямого обмена потребительными стоимостями, сами того не осознавая, готовят площадку для возведения здания нового, коммунистического мира.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments