botya (botya) wrote,
botya
botya

Для моей дорогой подруги, в качестве ответа на письмо

"...Очевидно, заключённому необходимо что-то лежащее вне его паскудной жизни. Вне зоны и срока. Вне его самого. Нечто такое, что позволило бы ему забыть о себе. Хотя бы на время отключить тормоза себялюбия. Нечто безнадежно далёкое, почти мифическое. Может быть, дополнительный источник света. Какой-то предмет бескорыстной любви. Не слишком искренней, глупой, притворной. Но именно - любви.
Притом, чем безнадежнее цель, тем глубже эмоции.
Отсюда - то безграничное внимание, которым пользуются лагерные женщины.
Их, как правило, несколько в зоне. Работают они в административно-хозяйственном секторе, бухгалтерии и медицинской части. Помимо этого есть жёны офицеров и сверхсрочников, то и дело наведывающиеся в лагерь.
Здесь каждую, самую невзрачную, женщину провожают десятки восторженных глаз.
Это внимние по-своему целомудренно и бескорыстно. Женщина уподобляется зрелищу, театру, чистому кино. Сама недосягаемость её (а положение вольной женщины делает её практически недосягаемой) определяет чистоту мыслей.
- Ты посмотри, - говорят зеки, - какая женщина!.. Уж я бы подписался на эту марцифаль!..
Тут - упор на существительное. Тут поражает женщина вообще, а не её конкретные достоинства. Тут влавствует умами женщина как факт. Женщина как таковая является чудом.
Она - марцифаль. То есть нечто загадочное, возвышенное, экзотическое. Кефаль с марципаном..."

Сергей Довлатов, "Зона"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments