botya (botya) wrote,
botya
botya

Осторожно, левачество! К разбору статьи Спенсера Рапоне

Недавно левую общественность порадовали фотографии выпускника американской военной академии Вест-Пойнт Спенсера Рапоне, который во время выпускного позирует на фотографии в футболке Че Гевары под военным мундиром и с надписью "Communism will win" на внутренней стороне фуражки.



Судя по русскоязычным новостям (https://regnum.ru/news/2328514.html), парню по старой привычке включили маккартизм. Общественность возмутилась: вот, вот сейчас начнут преследовать коммуниста за его идеи!

Однако намедни на глаза попался перевод одной статьи этого молодого человека, прочитав которую, становится ясно, что по сути он является классическим леваком, в том плохом смысле этого слова, который мы все теперь понимаем.

Но то дело в далёкой Америке. Для нас же более важно, что болезнь левачества поражает и русских левых. Ниже прекрасный пример с одним из таких товарищей.


Собственно, саму ссылку на статью Рапоне я увидел в заметке товарища voencomuezd, который дословно пишет:

"Я боялся, что выпускник Вест-Пойнта всего лишь очередной молодой повеса, который поддался левацкой романтике (а что, в Америке есть другие?), но тут перевели его статью против мемориализации Конфедерации, и оказалось, что он далеко не глуп. Мысленно жму руку."

Далее в комментариях у нас с ним состоялся небольшой обмен мнениями, в конце которого, товарищ железно прихлопнул меня ссылкой на Маркса и заявил, что больше не разговаривает:




Тут и обнаруживается полная несамостоятельность левацкой публики в производстве собственных умозаключений, ровно как и неспособность в применять учение Маркса к современности. Это касается как сочувствующего русского, так и, вполне вероятно, самого Рапоне: мы не знаем, что он думает на самом деле, однако можем предположить исходя из его статьи и его действий.

Итак, в чём же типичная левацкая проблема? На первый поверхностный взгляд, вроде всё верно: сам Маркс бичует южан и говорит, что война ведётся против рабства:

"В самом деле, олигархия 300000 рабовладельцев использовала конгресс в Монтгомери не только для того, чтобы провозгласить отделение Юга от Севера. Она использовала его также и для изменения внутреннего устройства рабовладельческих штатов, для полного подчинения той части белого населения, которая сохраняла еще некоторую самостоятельность под защитой демократической конституции Союза. Уже в период с 1856 по 1860 г. политические лидеры, юристы, моралисты и теологи рабовладельческой партии старались доказать не столько правомерность рабства негров, сколько то, что цвет кожи не имеет значения для существа дела и что трудящиеся классы всюду созданы для рабства." (К.Маркс, "Гражданская война в Северной Америке").

Спенсер Рапоне в своей статье тоже бичует рабство:

"Гражданская война Соединенных Штатов велась по вопросу ликвидации рабства. Точка."

В чём же разница? - Разница во времени. Кто пишет, когда и с какой целью.

Маркс, современник событий Гражданской войны в США, безусловно, в споре между двумя формами эксплуатации - архаичной и дикой рабовладельческой и более современной и капиталистической - выступал за последнюю. Я, к слову сказать, полностью поддерживаю ту идею, что рабство не должно существовать ни в каком виде.

Однако что делает Рапоне, живущий спустя 155 лет после вышеназванных событий? Он, осознанно или нет, как и многие леваки, уводит насущную дискуссию в сторону исторических реконструкций и споров до потери сознания, кто кому и сколько должен за вековые притеснения.

То движение по сносу памятников Конфедерации, которое в последнее время развернулось в Штатах, на самом деле имеет мало отношения к проблемам реальности. Это замечательно видно в статье, ссылку на которую привёл тов. Смирнов smirnoff_v в своей заметке всё про то же левачество: "Опрос: большинство американцев выступает против сноса памятников конфедератам".

Оказывается, "Как показало исследование, против борьбы с памятниками высказались 82% сторонников Республиканской партии и 44% - Демократической. Среди независимых респондентов демонтаж памятников осудили 61% опрошенных." Даже, казалось бы, сама социальная база, во имя "интересов" которой действуют левачки и им сочувствующие, совершенно неоднородна: "Опрос выявил серьезные расхождения по этому вопросу среди темнокожего населения Соединенных Штатов, голоса которого разделились почти поровну - 44% афроамериканцев считают, что памятники должны оставаться на своих местах, 40% хотят, чтобы их снесли."

Расизм и рабовладение, как узаконенная практика, изжит в США окончательно и бесповоротно. Думаю, никому сейчас не придёт мысль, что американские власти действительно собираются возвращать рабство или даже урезать негров в правах, так, как это было до отмены дискриминации. Зачем это нужно, когда капиталистический мир давно изобрёл и успешно внедрил более современные и эффективные способы эксплуатации, борьба за которые и шла в войне между Севером и Югом?

Спенсер Рапоне не может не знать, что теперь капитализм северного разлива, будучи передовым 155 лет назад, является такой же архаикой, как рабовладение тогда. Спенсер Рапоне, позирующий с "Манифестом коммунистической партии" в руках, не может не знать, что в XX веке была построена целая альтернативная мировая система, основанная на учении Маркса и его последователей. Так почему же мы не слышим массовых выступлений левацкой публики против американского капитализма как такового? Почему все силы этих людей направлены на концентрацию вокруг борьбы за права меньшинств и тем более за установление "исторической справедливости"?

Тут на ум приходят простые аналогии. Что было бы, если большевики 1905-1917 гг. боролись бы за снос церквей или военно-исторических памятников, как свидетельств превосходства эксплуататоров над массами? Ведь и дворянин Михаил Кутузов, и дворянин Александр Пушкин отнюдь не брезговали результатами труда эксплуатации крестьян. Сами цари суть есть главные феодалы. Означает ли это, что борьбу за счастье современников нужно начинать с расправами над историческими свидетельствами прошлых эпох? - Ответ, безусловно, отрицательный.

То, что делают единомышленники Рапоне, нельзя назвать иначе, как политическим цирком. Фактически, главная, самая насущная проблема современного капитализма XXI века, точнее его замены на более прогрессивный строй, подменяется борьбой одних слоёв (не классов!) американского общества против других.

В американских реалиях наиболее очевидной линией противостояния является война между чёрными и белыми. Очевидно, для неё есть исторические корни (тот же бытовой расизм, но не государственный!). Белые полицейские стреляют в чёрных хулиганов. Чёрные хулиганы отвечают массовыми беспорядками. Во всё это приплетаются дела давно минувших дней, набегают люди, называющие себя коммунистами, и начинают валить памятники, которые стояли по 100 и более лет.

Насколько такой способ ведения борьбы приближает момент объединения и чёрных, и белых, и серо-буро-малиновых против действительного своего врага - капиталиста (белого, чёрного, азиатского)? Как скоро люди, давящие друг друга автомобилями, очнутся для настоящей, то есть классовой борьбы? Насколько идентификация себя как чёрного, гея, консерватора, ультраправого и так далее ведёт к действительному осуществлению пролетарской диктатуры? - Вопросы риторические. Как говорил т. Сталин, "пойдёшь налево - придёшь направо". По сути, левачки работают над дальнейшим разделением общества по нарисованными не ими линиям. Им кажется, что революционный задор и нигилизм приближают победу, но на деле только лишь отягощают разговор представителей разных страт (но не классов!) друг с другом.

Здесь, кстати, есть ещё одно различие между вроде бы одинаковыми словами против рабства, сказанными Марксом и Рапоне. Если Маркс, как сказано выше, выступал против сохранения современных ему, но уже архаичных способов эксплуатации, до Рапоне де факто выступает как агент движения чернокожих против "исторической" дискриминации: это когда чёрные требуют не только соблюдения равноправия в настоящем, но и покаяние за прошлое.

Завершая, можно сказать, что левацкая публика не менее, а то и более опасна для настоящего коммунистического движения. Потому что массы начинают ассоциировать левую идеологию с ребятами, которым надо повалить все памятники прошлого. Или с безумным Анпиловым, который хулиганит у американского посольства.

"Символические победы важны" - пишет у себя в статье левак Рапоне. "Политика жестов – это характерная черта всей политики Троцкого" - говорит И.Сталин в Речь на объединённом пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) в 1926 году. История не оставляет нам выбора, кто прав.

=====

Ссылки:
1) И.Сталин, ОБ АНГЛО-РУССКОМ КОМИТЕТЕ ЕДИНСТВА. Речь на объединённом пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б), 15 июля 1926 г.
2) В.Ленин, Детская болезнь "левизны" в коммунизме, 1920 г.
3) С.Рапоне, текст из личного блога в русском переводе, 2017 г.
Tags: СШП, коммунизм, левачки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments