botya (botya) wrote,
botya
botya

Про текущий политический момент, выраженный через объективные экономические категории

В последнее время мы можем наблюдать явное усиление давления т.н. партии РКМП (она же партия Французской булки, она же наиболее агрессивная часть РПЦ, она же монархическая партия и т.п.) Люди, которые истово желают вернуть всё в богоспасаемый 1913 год, с понятным и светлым, "правильным" (по их понятиями) устройством общества. В начале 2017 флагманом этого движения, безусловно, стала РПЦ (вернуть Исаакий, усиливать присутствие в школе и так далее).

Однако не стоит рассматривать эту тенденцию только лишь как результат ролевых игр некоторых товарищей, свихнувшихся на антикоммунизме или лелеющих мысли о передаваемых по наследству титулах. Есть и объективные причины.



Наша Россия исторически почти всегда была местом, в котором общественный продукт добывался с особым трудом. В аграрную эпоху естественным препятствием на пути развития стоял климат: у нас всё растёт медленно, выход маленький. Постоянная борьба за выживание в борьбе со снегами и медведями.

С началом промышленной революции и развитием производственной кооперации к климату (всё надо отапливать и освещать длинными холодными ночами) прибавился фактор увеличенных расстояний. Конечно, промышленность развивалась очагами, однако всё-равно значительная часть ресурсов добывалась в стороне от тех мест, в которых жило достаточно населения, способного их обработать и выдать товар. Здесь же кроется и начало "экспортного проклятия": ресурсы везти далеко, поэтому есть соблазн быстро сдать их на границе за валюту.

Освобождением от векового ледяного проклятия явилась подлинная научно-техническая революция XX века. Совместив техники централизованного государства (как единственно объективно возможного на таких обширных и суровых территориях) с научным и инженерным подходом к осуществлению деятельности, большевики добились подлинного чуда: к своему расцвету СССР прочно занимал второе место по производимому продукту среди всех стран мира, при этом постоянно снижая эксплуатацию собственного населения. Если рассматривать этот феномен как часть протяжённой мировой истории, то, безусловно, мы увидим пример одного из наиболее быстрых и масштабных преобразований экономики в лучшую сторону.

Особенно важно отметить, этот рост теперь стал достигаться не перенапряжением всех ресурсов, в том числе и человеческих ("не доедим, но вывезем"), а планомерной работой, прежде всего, в самых передовых отраслях производства и инженерии. Страна перестала критически зависеть от погоды и своих же огромных просторов, с помощью науки и знаний опережая своих конкурентов в мировой борьбе за выживание.

Оставляя в стороне все перипетии краха Советского государства, посмотрим, что мы имеем сейчас. spydell в своих двух статьях (http://spydell.livejournal.com/632803.html) сделал обзор статистики по двум важным для оценки экономики критериям: сколько страны тратят на науку и какую долю в их продукте занимают товары с высоким переделом, то есть произведённые с использованием большой доли знаний.

Как мы можем видеть, по общесредним показателям Россия теперь является типичной страной третьего мира. Большим бантустаном, в котором, в силу его размеров и доставшихся от прежней цивилизации очагов передового производства и отчасти науки, пока ещё есть возможность заниматься современным производством, однако в очень скромных масштабах.

Безусловно, для объективности надо отметить, что в некоторых ключевых моментах наше государство по-прежнему занимает Олимп: это производство многих видов оружия, ядерные технологии, космос. Однако объём производимого этими отраслями продукта, естественно ограниченный весьма узкими нишами их применения, не даёт права говорить об этих отраслях как о базисе экономики. Основой российской экономики является экспорт ресурсов и продуктов низкого передела (углеводороды, пшеница, металлы).

Теперь про всё усиливающееся давления Партии французской булки. Сами того не ведая, господа-с с подлинными прилежанием стремятся осуществить главный марксистский принцип: привести производственные отношения в соответствие с производительными силами.

Той экономике, которая у нас сложилась сейчас и устройство которой нынешняя власть менять не хочет, не нужны доставшиеся от времён расцвета социальные конструкты: широкая низовая демократия, высокий уровень массового образования, система поощрения производительного труда, широкие социальные гарантии, основанные на расширенном производстве.

Ныне существующая экономика Россия стремится к другой точке равновесия, а именно к тому самому пресловутому 1913 году. Архаичная экономика, прибавочный продукт которой позволяет развивать некоторые очаги потребления полного набора современных благ (имперский Петербург тогда и собянинская открыточная Москва сейчас) при запустении большинства регионов. В такой экономике не может быть иной формы общественного устройства, кроме феодально-сословного или квази-сословного (когда формально сословий нет, но от близости к людям, владеющими ключевыми ресурсами, зависит всё).

Таким образом, архаизация, клерикализация и прочая деградация социальной материи в нашем современной государстве есть объективная необходимость уравновесить располагаемый ресурс с практиками по его управлению. И пока не будет принято решение по изменению экономической ситуации в целом (не путём "таргетирования инфляции" и прочего точечного руковождения, а в глобальных категориях на уровне "кем мы хотим быть"), РКМП всё сильнее будет стучать в наши двери, как наиболее логичная модель нашего устройства.

Иными словами, как бы некоторые передовые представители руководства ни пытались заставить страну убежать от себя, она всё-равно сама себя догонит. Возможно даже, в силу особого уважения к некоторым личностям, дождавшись их ухода из активной жизни.

Аминь. В смысле, Рот Фронт!
Tags: РКМП, РПЦ, Россия, СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments