botya (botya) wrote,
botya
botya

Вот вы любите слово "маститый"? Я, честно говоря, совсем не люблю. С детства, можно сказать. Образ у меня при этом слове создаётся не очень хороший. Попахивает какой-то официальщиной-пиджачковщиной. А я пиджак последний раз надевал...наверное, на свадьбу друга, два с лишним года назад. И ещё когда на паспорт ходил фотографироваться.

Совсем недавно довелось мне услышать это самое треклятое слово не раз. Меня пригласили на вручение призов конкурса "Золотой объектив". Город Великий Новгород. Впечатления о нём: чудная, красивая тишина на улицах, спокойные люди, которые не боятся задержать на встречном прохожем взгляд подольше. Неухоженность, но и доступность. То есть вот у нас в Москве есть Кремль. Вокруг него много милиции, ночных фонарей, туристов и контрольно-пропускных мероприятий. А в новгородском Кремле - ходи не хочу. И с заходом солнца там становится темно. Натуральный такой эффект присутствия. Кремль - это же крепость, а не декорация для открыток.

В городе Новгороде можно выпить наливку "Спотыкач" в хорошем баре - 27 рублей за 50 грамм, проехать по городу на такси за 50 рублей. Ещё довелось отужинать в местном "элитном" ресторане сказка. Правда, пришлось отплатить нелепым суматошным тостом.
Сам конкурс оставил удручающее впечатление. На торжестенном открытии было произнесено множество торжественных речей. Похвала и восторг - просто не просыхали на этом чудном празднике словоблудия. Слова блуждали из одного воспалённого и обрадованного своей значимостью сознания к другому безо всякой видимой причины. Естественно, и то самое "маститый".

"Золотой объектив" и был организован в память о местном "маститом" фотографе от ИТАР-ТАСС, фотомааастере (при произношении этого слова принято довольно-таки значительно вскидывать подбородок вверх и тянуть "а", теребя басовые струнки своей гортани) Александре Овчинникове. Что он был за человек и репортёр, я не знаю. Но на теплоту следов его присутствия слетелась довольно-таки приличная стайка "мастеров фоторепортажа", "классиков питерской школы фотожурналистики", "заслуженных деятелей" и прочих обременённых людей. Приехал сам Мусаэльян. В прошлом он был личным фотографом Брежнева. Важный такой, весь раздутый и высоконосый, бровками на всех играет... Пиджаковатый и неповоротливый.

Нам со Светланой Юферовой не очень повезло. Когда нам вручали дипломы (их нам обеспечил Виктор Ахломов, который, однако, сие почтенное собрание в силу причин посетить не смог), хозяин мероприятия, дядечка в общем-то весёлый, как-то немножко нахмурился, сник, буркнул нам похожие слова и побыстрее отпустил обратно к столам с канапе. Слова были примерно такие: "Молодец, всё хорошо сняли, но в следующий раз хотелось бы что-нибудь повеселее. А то как-то мрачно у вас..." А снимали мы (совершенно не сговариваясь) одну и ту же тему: школу для слепых и слабовидящих детей. Дядечка задал нам вектор дальнейшего творческого развития и журналистских поисков - "повеселее". Окей.

Гораздо больше эмоций, весёлых и упоительных, вызвали работы местных авторов. Вот, например, перед нами полотно Михаила Мордасова (Великий Новгорода) "Грации триколора". На нём три девушки в свадебных платьях стоят вместе и смотрят вниз, как-будто в лужу наступили. Та, что слева - она в белом платьице, та что посередине - она в синем... Ну дальше вы сами уже догадались. Правда, синий цвет слегка провален и ближе к чёрному, но зато фотка вселяет искренний и умилительный патриотизм в души собравшихся, особенно некоторых новгородских бабушек. Или вот возьмём исключительно фотожурналистский "выстрел" Александра Орлова (тоже Великий Новгород) под названием "Вечерний полёт". Ему был вручен приз Владимира Мусаэльяна. Что же мы видим на этой фотографии? - Вечер, серое небо. Два желтоватых просвета в облаках: слева поменьше, справа - побольше. Посреди просветов бороздит вечернее новгородское небо контур простого дельтоплана с моторчиком... Да, нет слов.

Зато слова были у моих старших коллег. Некоторые из них в порыве чувств даже выкрикивали: "Да не нужны нам эти ихние "Ворлдпрессфоты", у нас и здесь не хуже конкурс получился!" К сожалению (или к счастью), автор данного пасквиля решил усомниться в правдивости этих речей и на следующий день отправился в Санкт-Петербург, где как раз и показывали это самое "WorldPressPhoto". О силе и контрастности можно судить хотя бы по тому факту, что, приехав в древнюю столицу первой российской демократии, а решил было всерьёз простудиться. Однако, сменив одну выставку на другую, чудом выздоровел.

Но вернёмся (ненадолго) к нашим "баранам". Первая премия в номинации "Повседневная жизнь" досталась гению репортажа из древнего русского города Пскова Олегу Константинову. Олег пошёл дальше общепринятых в изобразительном искусстве понятий, таких как "золотое сечение", "диагональ" или "точно схваченный момент" и решил, что с него хватит протого присутствия на деревенских похоронах.
И самое интересное: Гран-при. Эго получил молодой фоторепортёр из ИТАР-ТАСС (ещё бы, ведь мы широко отмечаем 100-летие этой славной организации!). Правда, злые языки говорят, что этот репортаж даже не поставили на ленту в самом тассе (событие по всем меркам позорное). Да и как назло, рядом висел тот же Беслан, только в чёрно-белом исполнении от Александра Королькова... Но что нам все эти несколько печальные факты, если мы всерьёз считаем "Золотой объектив" этаким "Оскаром" для фотожурналистов России!


...На следующий день у меня был Питер. Само собой, первым делом я поехал в Петропавловскую крепость, где и проходил этот самый пресловутый "Оскар" для фотожурналистов". Впечатление от увиденного - сильнейшее. В интернете всё смотрится гораздо беднее. Ещё меня посетило сомнение, смогу ли я когда-нибудь попасть в число призёров. Потому как важность и интересность раскрываемых фотожурналистами тем - исключительная. Качество презентации своих мыслей - высочайшее. Да и "маститостью" своей, кажется, никто из фотографов всерьёз не увлекается: ездят всё по иракам да по палестинам...

Фотографии на выставке было трудно смотреть. У каждого стенда тут и там возникало что-то вроде живой очереди из желающих посмотреть на работы. Это и досаждало (по понятным причинам), но и радовало. У нас, в Москве, такое количество народу на выставке "Интерфото" было только на открытии. Но за Москву играли бесплатные бутербродики и сухое французское, а питерская выставка уже подходила к концу...
Вообще хочется сказать тёплые слова в адрес этого чудного города. Уважаемые, если вы ни разу не были в Питере, то поезжайте скорей! Если были, но забыли, то вспоминайте скорее и тоже поезжайте! Он не так далеко, как кажется.

В питерском трамвае вам может встретится замечательная кондукторша в белой шапке на заячьем меху (у меня была такая в детстве). У неё на лице светится перманентное счастье, хотя спиртным даже и не пахнет.
Вы сможете увидеть, как красиво перепахали целую улицу в районе Московского вокзала. А потом, свернув на Невский, торжественно пройтись по парадной лестнице с колоннадой, что в Доме книги. И вас там даже никто не пихнёт филейной частью тела (дом книги "Москва" будет теперь вам казаться трёхлитровой банкой, набитой бегемотами). И в то время как Лужков раздаёт лакомые московские местечки под снос/застройку, питерцы как-будто ему назло почти ничего не хотят менять в облике своего исторического центра (во всяком случае, так мне показалось).

...Вот так и получилось, что поехав на "Золотой объектив", полюбил Питер. Стало быть, прав был Виктор Васильевич Ахломов, говоря, что "неспроста там (показывая наверх) так всё хитро написали"
:-)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments