botya (botya) wrote,
botya
botya

О Победе прошлой и Победе будущей


Слушаю аудиокнигу "Третья Империя", автор Михаил Юрьев.

Несмотря на очевидную ангажированность (а скорее, недостаточную образованность) автора в некоторых вопросах, в целом очень мощный, интересный текст-проект нашего ближайшего будущего.

Не буду вдаваться в обсуждение всех основных тезисов, но остановлюсь на одном, который явно пересекается и неявно спорит с феноменом Победы в Великой Отечественной войне.

В первой части книги центральный герой - Гавриил Великий, верховный правитель России, который по сюжету правил после Владимира Восстановителя (Путина). В книге Гавриил одерживает победу в Двенадцатидневной войне над нашим главным соперником - США. Подписание Акта о капитуляции также происходит 9 мая, только 2019 года.

Это явное пересечение с историей реальной. Неявным же спором является то, каким образом (Образ тут будет ключевым словом) была осуществлена эта Победа.

Совсем кратко, чтобы только схватить суть. По книге Гавриил и его команда осуществляют долгую, в десятилетия, операцию с целью заманить противника в уготованную для него яму. Тут сравнение с ВОВ не в пользу последней: мы были реактивны, то есть вынужденно реагировали на неминуемую угрозу. Во всяком случае, у нас нет достаточных оснований полагать, что Сталин точно планировал разгромить империализм на его территории. Кое-какие факты на это указывают, но история сложилось так, что в итоге мы лишь отвечали.

Но больше всего привлекает и даже поражает сам образ действия Гавриила. Он сильно выбивается из привычного нам и принимаемого нами чуть ли не по умолчанию исторического контекста: Гавриил - проводник своей особой воли, своего проекта, который с самого своего основания, во всех своих проявлениях ни коим образом не сравнивается ни с каким другим (европейским прежде всего), а просто ставится выше любого другого видения, выше любой другой философии, явно признавая над собой только Бога.

Если есть с кем из нашей истории сравнить Гавриила, то с двумя правителями, парадоксальным образом поданными в книге в уничижительном ключе: с Иваном Грозным и с Лениным. До известной степени и тот, и другой реализовали своё видение истории, добившись потрясающих успехов, особенно если рассматривать долговременные исторические последствия.

Даже великие Пётр и Иосиф в-основном догоняли Запад, хотя и с явным превосходством над ним к концу правления. Но цель ставилась именно так - устоять перед натиском и по возможности догнать и перегнать в развитии.

Рассмотрим теперь победу в Великой Отечественной. Ну, кроме того, что эта война, как и предыдущая, скорее была навязана нам, есть ещё один момент: как происходила реализация самой Победы, её оформление.

Нюрнбергский процесс - вот финальная точка войны. Теперь у нас принято ссылаться на него как на окончательный акт победы над фашизмом, над этой ядовитой западной идеологией. Но так ли он нам нужен в действительности и что он нам дал на самом деле?

Если задуматься, то мало что дал. Пособники фашистов, да и сами активные деятели преступного режима прекрасно устроились в странах Запада, там, где их услуги были нужны. Тут можно привести в примеры и учёных, от ракетчиков до генетиков, и специалистов по пропаганде, и даже военачальников. Многие из них осели у нашего "союзника" - в США. Кто-то продолжал творить в Германии, но уже в ФРГ, стране-члене НАТО.

Мы часто ссылаемся на недопустимость возрождения фашизма, как идеологии, официально осуждённой в Нюрнберге, но фашистские режимы прекрасно себя чувствовал и после: Греция, Испания, Португалия. Фашистская гидра вела себя более-менее тихо, пока Западная группа войск с тактическим ядерным оружием была размещена в странах Восточной Европы и в самой Германии. Но сразу после предательства Михаила Меченого и нашего ослабления эту идеологию наши противники начали использовать уже совершенно открыто. События на Украине - апофеоз предательства духа Нюрнбергского трибунала.

Сам трибунал с исторической точки зрения представляется неким соглашением с коллективным Западом о том, что можно и что нельзя. Однако, как известно, соглашение выполняется только при условии, что есть способы к принуждению его выполнения. Тем более что завершился Процесс уже сильно позже произнесения Черчиллем знаменитой Фултонской речи и фактически начала холодной войны между нами и Западом. Получается, мы договаривались о понятиях с тем самым Западом, который уже рисовал карты ядерных бомбардировок советских городов.

Мы и сейчас явно или неявно апеллируем к коллективному Западу, как бы говоря: "Ну вот, смотрите же, мы с вами договорились, что такое хорошо и что такое плохо". Есть особого рода иллюзия, что эта договорённость нужна не только нам, но и Западу. Отсюда же этот в чём-то парадоксальный способ мышления и рефлексии нашей передовой части общества в широком понимании, от Президента до патриотических журналистов и простых комментаторов из народа, которые раз за разом повторяют один и тот же паттерн. Кратко его можно выразить так: Запад создаёт активное действие, исходя строго из своих интересов, мы реагируем так, как-будто нас обманули в первый раз, далее мы сами себе успешно доказываем, что мы в очередной раз обмануты, и в завершение мы обязательно подчёркиваем свою надежду на то, что Запад одумается, ведь его действия могут привести к возрождению ужасов большой войны. Но даже если не одумается и снова пойдёт на нас войной, то мы в очередной раз надаём по рогам (естественно, действуя вторым номером).

Эта несложная мелодия проигрывается сотни и тысячи раз каждый день в русской зоне Фейсбука и ЖЖ, на многочисленных дискуссионных площадках, в статьях официальных СМИ и даже в речи Президента (смотрите декабрьскую 2015 года Прямую линию с В.В.Путиным, на которой он совершенно искренне удивлялся, как турки могли так предательски поступить с нами).

Каким был бы Образ действия Гавриила из юрьевской книжки, будь он на месте Сталина?

Думаю, первое - никакого трибунала и международного суда. По праву сильного и по праву победителя мы вешаем всех, до кого только можем дотянуться. Как силами частей армии и НКВД, так и с помощью судоплатовских ребят. Мы не делим Победу с "коллегами", а по праву заплаченной за неё крови самостоятельно и строго на своих условиях пользуемся её плодами.

Второе - конечно, Берлин должен был быть стёрт с лица Земли в прямом смысле, то есть разрушен до основания. Гражданские при этом смогли бы бежать в другие города Германии - война велась бы не на уничтожения народа как такового, но на полное уничтожения государства-агрессора.

В книге Юрьев разыгрывает нечто схожее с США. Правда, без физического уничтожения Вашингтона, но с разрушением, разделением и окончательным уничтожением государства. Кроме того, по сюжету посмевший оказать сопротивление Чикаго был подвергнут сильнейшей разрушительной бомбардировке. Естественно, Берлину со всей оборонявшей его сволочью, в том числе иностранной, просто не оставалось бы места на карте.

Реализовав хотя бы эти два пункта воображаемой Победы, мы разом вывели бы себя из-под действия той самой необъяснимой западной магии, которая велит нам искать точки соприкосновения, попытки договориться, а часто и просто понравиться, быть рукопожатыми "там". Эта странная логика действовала и в советские годы, когда наш исторический проект активно сравнивался с миром пресловутого дяди Сэма, но в этих сравнениях незаметно зашёл до парадоксальной необходимости в признании тем же дядей Сэмом своих актуальных побед.

Да-да, именно так! У нас были все основания в любой момент отторгнуть Запад как папуасов: мы победили их силой оружия и силой нашей новой общественной организации - социалистической. Не говоря уже о том, что и ранее еретический с точки зрения Православия католический Запад и уж тем более ублюдочный протестантский никак не мог быть для нас авторитетом и примером для подражания ни в чём, кроме отдельных достижений в науке и технике. Глупо же, в самом деле, выглядели бы те же англичане и французы, которые искали признания своих побед у покорённых ими же азиатских и африканских народов!

Внутри России (и Советского Союза) мы, несмотря на нашу фирменную "мягкую" колонизацию отстающих народов, не давали им значительного шанса утянуть себя на привычный им более низкий уровень. Историческая Россия однозначно повышала культурный и цивилизационный уровень новых народов, оставляя после себя театры, школы и железные дороги, безо всякого смущения уничтожая привычную работорговлю и пещерный национализм.

Победа обросла гнётом ограничений (ООН, Нюрнберг, Бреттон-Вудс, разделённый Берлин) ввиду обстоятельств, логика которых, как говорил Сталин, сильнее логики намерений (во всяком случае, ему приписывают это изречение). Однако то, что, возможно, было лишь тактической уступкой, было использовано нашими врагами как одно из оснований нашего будущего поражения.

Сами незаметно для себя мы стали сначала лишь "одними из победителей в войне", а потом и "одним из участников войны". Передовые же бойцы войны за умы прямо говорят об "одном из двух воевавших друг с другом людоедских режимов". Какие есть идеологические основания для такого разворота мнений? - А именно те, что наши нынешние враги прямо записаны как страны-победительницы Германии.

Конечно, около миллиона погибших американских, английских и французских солдат дают этим странам некоторое право говорить о своей победе. Однако, по большому историческому счёту, обратно в бутылку затолкали джинна, которого сами холили и лелеяли, надеясь, что он однажды победит нас. Поэтому, если бы СССР присвоил Победу себе и только себе, с позиций высшей справедливости это было бы логично.

Сделаем важную оговорку: никто не собирается судить советский руководителей за то, как они поступили - это было бы глупо и подло. Мы рассматриваем лишь эволюцию представлений о той Победе и предпосылки этой эволюции.

Суммируя всё сказанное выше, мы приходим к необходимости согласиться с посылом Михаила Юрьева, автора книги: победитель в грядущей войне должен быть этим самым Гавриилом по Образу мышления. А именно, человеком высшей воли, которая не должна быть стеснена логикой обстоятельств прошлого. Проще говоря, никакого "международного права" и "соблюдения всех договорённостей" со стороной, которая своим целеполаганием сделала наше полное уничтожение. Как говорит другой мыслитель, Андрей Фурсов, бросок должен обязательно заканчиваться удушающим приёмом.

Мы, как оформившаяся и доказавшая своё превосходство цивилизация, имеем достаточно внутренних оснований, чтобы быть равными себе и только себе. Думается, из-за нынешней привычки искать поддержки у тех, кто в ответ на открытую ладонь протягивает кинжал, мы лишь невольно призываем их действовать нагло и бесцеремонно с нами, провоцируем на "окончательное решение русского вопроса" - конечно, невольно, но лишь вследствие этой странной логики западопоклонничества, отмеченной ещё Пушкиным:

Ты просвещением свой разум осветил,
Ты правды чистый лик увидел.
И нежно чуждые народы возлюбил
И мудро свой возненавидел.


Иными словами, следующая Победа обязана быть абсолютной, окончательной и бесповоротной. А самое главное, в войне, навязанной нами, а не нам. Мы должны перестать смотреть в зеркало истории и увидеть наконец перед собой наш собственный горизонт. А будущее, как известно, за горизонтом, а не за спиной.
Tags: ВОВ, Победа, Сталин, Третья империя, Юрьев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments