botya (botya) wrote,
botya
botya

Л: Лопата, Лабутены

Про группу "Ленинград" и её метаморфозы.

Первый раз я увидел это чудо то ли в 1999, то ли в 2000 году. На каком-то сборном концерте, который я смотрел по телеку, объявили группу "Ленинград" (тогда это резало слух, потому что все говорили по-новому: Санкт-Петербург, а тут какой-то совковый Ленинград...). На сцену вышел совершенно аутентичный алкоголик лет 45 на вид, в белой майке и в очках, с действительно опухшей рожей, и начал петь.

Это был взрыв "Скиттлс". Полный резонанс со струнами души. Сам я в то время ещё даже не пил, но дворовая городская культура дяденек, которые киряют у гаражей, курят и орут матом на весь двор, мне была как-то близка. Это было "моё". Вырос я в этом.

Тут надо дать небольшую справку. Для меня тогда - обычного подростка 17-18 лет, не меломана и не завсегдатая субкультурных кружков - существовал совершенно определённый набор сценической музыки: метал, рейв, панк, рэп (не современный рэпчик, а американский негритянский рэп), колхозный "Сектор Газа", который мы до дыр заслушивали в деревне под Воронежем. Ну и попса, само собой. И тут вдруг на сцене появилась музыка какой-то другой, неизвестной энергетики (потом мне сказали, что это называется "ска"). Мало того, не энергетики ради таковой, а положенной на совершенно бронебойные слова. Помню, мужик орал со сцены: "и твою жопу при людях хватаю своей волосатой рукой!". Не пел, не доносил, не выл, а именно орал, как орут алкоголики. Это, конечно, было суперпривлекательно. Наконец-то рядом с "апостолом Андреем" на сцену встал наш парень, из двора, и стал забойно орать про нашу обычную жизнь.

"Вот будет лето, поедем на дачу". Ммм... "А я вот День рожденья не буду справлять, всё заебало, пиздец нахуй блять!" Ммм... Не совсем уверен, что мой читатель до конца понимает восторг, который охватывал меня. Но поверьте, энергетика повседневности, обычного бытия и обычной ежедневной рефлексии, подключённая к правильной форме, легко задвигала всех этих накокаиенных полковников, которым никто не пишет, и всяких прочих ангелов и уорриоров. Во всяком случае, в моём, вполне посредственном с точки зрения включённости в русскую современную музыку, сознании.

Конечно, я стал покупать диски (тогда только вошли в широкое использование CD-диски, которые сейчас уже выбыли из обихода навсегда). Ездил в институт и слушал в наушниках все эти "а ты мне из-за двери: твой хуй в пальто", "самое страшное, что может случиться - стану пидарасом", "бабу будешь? - бабу? буду!" и так далее."Ленинград" стал главной музыкой периода моей жизни (наряду с фламенко и Астором Пьяццоллой, хочу заметить).

...И вот появляется Она. Это знаете, как во дворе: играют подростки в футбол каждый день. Школьное поле, команды, импровизированные соревнования "школа на школу", разбитые вдребезг кроссовки и обед в 10 вечера, потому что наконец стемнело. И вдруг у какого-нибудь классного пацана, нападающего или капитана, появляется баба. Он теперь гуляет с ней, а на предложения пойти поиграть что-то мямлит. И всё как-то начинает рассыпаться, расползаться, усыхать... Или уже в студенческие годы: пьянки, гулянки, случайный секс у друга на даче. А потом вдруг один из вас заводит Бабу для серьёзных отношений. И всё - он выбыл. Ещё видны следы его кроссовок на полянке за институтом, где вы вчера дули подарки через бульбулятор. А друга уже нет.

Короче, "Ленинград" выпускает альбом "Бабаробот". Помимо того, что артистический образ Шнура как бы всерьёз заводит отношения с Бабой (в прошлых песнях, безусловно, были отношения, но лишь как элемент, сопутствующий алкоголику-романтику), поменялась и интонация, настрой музыки. Ну это как в жизни: хулюган и обормот вдруг начинает лебезить и сюсюкать со своей клавой. Бывает, часто...

Слушать я перестал. Все вокруг напевали "замечательный мужик, меня вывез в Геленджик". Я улыбался, кивал ("слышал, твой "Ленинград" новый альбом выпустил?"), но для себя отметил, что период закончился. Я вырос, они выросли. Всё меняется и всё остаётся в памяти.

Все следующие годы я Шнура не слушал. Ну, то есть, конечно смотрел "Бумер". Что-то популярное всегда долетало до уха. Но ждать новые альбомы перестал. Настал другой период, настали другие песни, время потекло дальше.

И вот, наконец, день сегодняшний, 2016. Все ленты (что такое "лента"? - спросил бы я себя из 2000 года), все паблики забиты этими "лабутенами". Ну что ж, пришлось послушать. А затем взгрустнуть и написать сей опус.

Первое, главное, и по сути последнее: конечно, в этой музыке нет никакой энергетики. Это пластиковый макет бутылки водки, который поставлен рядом с тарелочкой пророщенной пшеницы. Дядя Серёжа теперь не закусывает солёным огурцом. Он вальяжно ездит на дорогом красивом комбайне по Полю чудес, Полю грёз. На этом поле миллионы российских офисных работников зарыли свою неприличную мечту ебануть стекло кирпичом, бросить офис, забухать под кустом и насрать в грибок на детской площадке. Им нужен проводник из этого мира в Тот.

Зачем я выше написал про Бабу? А вот как-раз переход между мирами и состоялся, когда появилась женская тема. И сейчас безупречное маркетинговое чутьё Шнура говорит, что петь должна баба и про баб. Конечно, ругаясь матом (и конечно, совершенно ходульно и пусто, потому что 99% женщин ругаться матом не умеют). Мечты у аудитории хулиганские. Но аудитория поменялась кардинально.

Слушать "Ленинград" в начале 2000 означало выглядеть немножко идиотом. Мне так и говорили мои знакомые, обычные ребята и девчата из обычного постсоветского среднего слоя: "Ты чего, идиот? От какого-то алкаша прёшься! На вот, Бритни послушай." Слушать "Ленинград" в 2016 означает быть в модной теме: у тебя есть, что обсудить с твоими 35-летними коллегами на стоянке, пока вы прогреваете свои "Ауди". Сейчас "Ленинград" - это современный стеклянный офис Saint Petersburg Inc, в котором есть свои писанные и неписанные правила. И конечно, как и любой офис, в нём командуют бабы: плетут свои интриги, матерятся в курилках, трещат на кухнях, пока греют свою гречку, подсиживают дурачков и сосут на корпоративах у сильных.

Нет, я не педик и не задрот, чтобы думать о женщинах только в низком ключе. Но что больше всего не стыкуется, так это бабы и дух новаторства, открытия, дух острого слова и быстрого дела. Короче, женский мир и наша дворовая городская жизнь. Нам нужны лопаты, им лабутены, и нет такой "л", которая бы нас примирила. Любовь? - Да не смешите! Послушайте ранний "Ленинград"!

Хотел было написать, что пойду выпью за наши годы молодые, а потом опомнился: я же теперь уже не пью, бросил.
Ну, короче, пацаны, вы меня поняли...

Tags: Ленинград, Шнур, лабутены
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments